Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Драматические сочинения Г. Р. Державина

Кокшенева К. А.: Драматические сочинения Г. Р. Державина. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

Драматические сочинения Г. Р. Державина написаны в последние годы его жизни. Обычно они рассматривались историками литературы в контексте развития жанра трагедии и наиболее часто сравнивались с трагедиями В. А. Озерова1. Их противопоставляли, а в самое последнее время, напротив, обнаруживали и у Державина озеровского «чувствительного героя»2. Вместе с тем, практически половина сочинений Державина — оперная драматургия — не привлекала исследовательского внимания.

Если нет никакой необходимости включать русскую оперу XIX столетия в историю литературы, то опера XVIII в. больше принадлежала литературе, нежели музыке. Державин, в частности, при написании своих опер полагал первенствующим их литературное достоинство. В «Рассуждении о лирической поэзии или об оде» он говорит, что поэт должен уметь «изгибаться по страстям и облекать их в сердечные чувствования» с тем, чтобы «уставщик музыки» мог позаимствовать от него выразительность3. На наш взгляд, необходимо говорить о драматических сочинениях Державина в полном объеме, не исключая ни одного жанра: трагедии, трагедии с хорами, героические представления, оперы. Всюду Державин выступает как драматург — он не пишет драмы для чтения. Он пишет драмы для сцены: его тексты должны звучать, произноситься вслух. Ремарки, построение драм, описание сценических эффектов — все говорит о связи Державина-драматурга с театром его времени. Отметим сразу, что только его трагедия «Ирод и Мариамна» была представлена на публичной сцене. Между тем, Державин всегда мысленно видел свои сочинения на сцене, тому много свидетельств современников.

1

Более десяти лет Державин упрямо возвращался к написанию сочинений для театра, несмотря на неуспех его на драматическом поприще. (Утвердиться в глазах общества в качестве драматурга можно было только в том случае, если твои пьесы были поставлены на сцене, публично исполнены.) Державинский интерес к театру часто объясняли рядом конкретных фактов — соперничеством с Озеровым, объявлением конкурса Российской Академии наук, приглашающей с 1805 г. к написанию «похвальных слов» и других произведений4. Конкурс, объявленный Академией в 1806 г. — «сочинить трагедию российскими стихами», — действительно подвигнул Державина к сему занятию, что, в то же время, еще никак не объясняет его столь устойчивого интереса к драматическому сочинительству. «Соперничество» же с Озеровым не могло служить поводом к написанию драматических произведений хотя бы потому, что во всем творчестве Державина отсутствует полемика и борьба с кем-либо. Спор с нормами, критицизм, оппозиция для него никогда не были стимулами к творческой деятельности. Его постоянная работа для театра питалась временем и любовью к театру, которая столь явно прослеживается в его жизни.

XVIII век — век театральный. Театральность пронизывала жизнь и быт. Заводя домашние театры по образцу придворного, их содержатели «угощали» театром как изысканным блюдом. Театром удивляли как редкой вещицей или экзотичным для России растением. И это отношение отнюдь не снижало культурной значимости театра. Услада, забава, угощение вызывали у человека XVIII столетия совсем не вкусовые ощущения. Они говорили об изящном, склонном к прекрасному, вкусе. Посетитель театра чувствовал себя причастным «ко всему просвещенному человечеству». Благородное российское дворянство, тратившее на театр целые состояния, «вошло во вкус» воспитания, просвещения, образованности. «Входить в рассуждение о пьесах» стали не только знатоки, но и профаны5. Помимо театральных представлений, иллюминации и фейерверки сопутствовали всяким сколько-нибудь значительным государственным и семейным праздникам.

В тамбовском доме губернатора Г. Р. Державина сменяли друг друга театрализованные празднества на какой-либо торжественный случай и домашние любительские постановки, в основном, оперные новинки. «Торжество восшествия на престол императрицы Екатерины II, отправленное в Тамбове губернатором Державиным в его доме 1786 года 28 июня» представляло собой «панегирическое действие», в которое входили шествия, хоры, исполнявшие державинский «Гимн богине» с «музыкою г-на Паизиэлло»; непременный фейерверк сопровождал действие, являлся заключительной краской апофеоза. В том же году тамбовские дворяне представили «Пролог в одном действии, с музыкою на открытие в Тамбове театра и народного училища», сочиненный господином губернатором. В «Прологе» — традиционно-торжественном и высоком зрелище — перед мальчиками «разного сословия», что желали «учиться и трудиться», излагались принципы просвещения. Заканчивался «Пролог» апофеозом: два хора пели славу Петру Великому («Бессмертен ты, великий Петр!») и Екатерине II («Сияй, любезная планета / Пресветлой красотой твоей!» (4, 13). В этих празднествах и торжествах Державин соприкасался и с музыкой, и с театром. Но и после своего тамбовского губернаторства, «певец Фелицы» продолжает писать поэтические тексты то для роскошного потемкинского праздника (Державину принадлежали в «празднике» тексты четырех хоров. — 1, 264-284), то по случаю придворных событий составляет краткие приветственные «действия» для исполнения их в домашнем кругу («Родственное празднество на брачное воспоминание князя А. А. Вяземского и княгини Е. Н. Вяземской, представленное невзначай семейством А. И. Васильева в селе Александровском, в саду, 1791 года, 18 июля»).

К концу 90-х годов относятся и два панегирических сочинения Державина, которые по замыслу должны были разыгрываться на сцене: «Пролог на рождение в Севере порфирородного отрока, почерпнутый из древняго нашего варяго-русскаго баснословия, в трех действиях» и «Пролог аллегорический на рождение в Севере Любви, в одном действии» (1799). Первый был написан в связи с ожиданием ребенка в семье наследника — будущего императора Александра I. Второй — когда вместо ожидаемого сына родилась дочь. Как и в предыдущих «Прологах», так и в последнем, содержатся те элементы, что впоследствии развернутся у Державина в оперной драматургии. В «Прологах» Державин использует мифы, сказки, легенды, которые снова заинтересуют его при обращении к опере. «Прологи» — это «театр патетических впечатлений», которые еще более важны будут для драматурга в операх и трагедиях с историческим сюжетом. В «Прологах», как позже в драматических сочинениях, Державин тщательно продумывает и отмечает все требования к музыке, согласует ее с общей сценической атмосферой: «Театр представляет на рассвете лес, покрытый инеем. В средине леса купа дубов, под которыми семь жрецов сидят в белом одеянии. Пред ними алтарь. Вдали видны каменныя скалы с висящими с них оледенелыми источниками. Музыка соображается с дикой, замерзлой природой, сливаясь с шумом ветра». Хор жрецов — «тихий, унылый, без музыки, из теноров и басов составленный» («Пролог аллегорический...» — 4, 19).

Вступление Державина на драматическое поприще было закономерно: его «готовила» к тому придворная жизнь «певца Фелицы», непременное, характерное для дворянской культуры правило — увлекаться театром.

2

С 1803 г., — года отставки Державина от государственной службы, — с началом «жизни Званской», он регулярно пишет для театра. «Нет сомнения в том, — считает современный исследователь, — что Державин постоянно заботился о музыке в своем имении и в петербургском доме»6. «У него в доме, — говорит Я. Грот, — была зала, устроенная для домашнего театра, где, конечно, и игрались некоторые из его пьес»7. И не только его пьесы — в августе 1815 г. готовилась к представлению опера Метастазио «Титово милосердие».

Поэт, слава которого давно была утверждена, в 1804 г. писал: «Теперь хочу попытаться в драматическом поле и вы бы меня обязали, если бы из метастазиевых опер некоторые выписки или планы их вкратце сообщили, дабы я, с расположением и духом сего ознакомясь, мог надежнее пуститься в сие поприще, ибо таковые важные лирические пьесы, кажется, мне более других свойственны»8. Державин в это время считает, что опера наиболее «свойственный» ему жанр. Вот его оперная драматургия:

1. «Батмендий». Опера в 5-ти действиях.

2. «Счастливый горбун». Только начата, не ранее 1792 г. Сюжетным источником стала повесть Н. М. Карамзина «Прекрасная царевна и счастливый Карла». Ее Державин собирался расширить до пятиактной пьесы. Из Карамзина выбрал героический и сказочный сюжет, «со стариной».

3. «Добрыня». Театральное представление с музыкой в пяти действиях. 1804 г. Издана в 1808 г.

4. «Дурочка умнее умных». Комическая народная опера. 1813 г.

5. «Рудокопы». Комическая опера. До 1813 г.

6. «Женская дружба». Текст не сохранился.

7. «Грозный, или Покорение Казани». Опера в трех действиях. 1814 г.


1См., напр.: Стенник Ю. В. Жанр трагедии в русской литературе. Л., 1981. С. 8.
2Кочеткова Н. Д. Трагедия и сентиментальная драма начала XIX в. // История русской драматургии XVII — первой половины XIX века. Л., 1982. С. 211.
3Державин Г. Р. Избр. проза. М., 1984. С. 349. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием страницы.
4См.: Сочинения Державина с объяснит, примеч. Я. Грота. 2-е Акад. изд. Т. 4. СПб., 1874. С. II, 179. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием тома и страницы.
5См.: Предисловие // Драматический словарь. М., 1787.
6Ливанова Т. Русская музыкальная культура XVIII века. М., 1952. Т. 1. С. 161.
7Грот Я. К. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. Т. 1. СПб., 1880. С. 887.
8Там же. С. 878.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6


Спасо-Преображенский собор в Тамбове

Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы

Памятник Г.Р. Державину в Казани




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.