Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Державин Гаврила Романович

Курилов А. С.: Державин Гаврила Романович. Страница 1

1 - 2

... Государственный человек... более других
сограждан... должен любовью к отечеству
жить, вливать ее в своих подчиненных и
быть примером в ней всему государству.
Г. Р. Державин

В августе 1783 г., гуляя с Екатериной II в саду Царского Села, Е. Р. Дашкова «выразила удивление, что императрица, будучи сама писательницей и любя наш язык, не основала еще Российской Академии»1, — собрания просвещенных людей, которые видят, чувствуют и сознают всю прелесть и выразительность родного русского слова, его «красоту и богатство», радеют о сохранении и приумножении всех его «красот и богатств», проявляют заботу о его чистоте и прославляют его своими сочинениями.

Это удивление было неподдельным, очевидным и естественным, особенно если принять во внимание, что не только Екатерина Романовна, но и сама Екатерина Алексеевна вот уже несколько месяцев находились под обаянием «русского слога», каким были исполнены творения Гаврилы Романовича Державина (1743— 1816) и прежде всего его «Ода к премудрой Киргиз-Кайсацкой царевне Фелице, писанная некоторым татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге», опубликованная в первых числах мая в «Собеседнике любителей российского слова» и возвестившая о начале у нас новой эпохи в развитии литературы и литературного языка.

Императрица полностью разделила «удивление» своей наперсницы, и Российская Академия была основана. Державин прекрасно понимает, какую роль он сыграл в ее создании, вообще в судьбах отечественной словесности и журналистики того времени. В своих «Записках» он прямо говорит, что и журнал «Собеседник любителей российского слова», и «самая Российская Академия... начало свое возымели... от оды Фелица...»2. Это находит подтверждение и в «Исторических, философических, политических и критических рассуждениях» О. П. Козодавлева, отметившего, что именно «Ода к премудрой Киргиз-Кайсацкой царевне Фелице» навела Дашкову на мысль о создании журнала: «. красоты и истины, находящиеся в сей оде, почувствовав, решилася приказать ее напечатать; а дабы чрез то подать случай и другим сочинителям изощрять свои дарования, вздумала она издавать книгу под заглавием: "Собеседник любителей российского слова"...»3. А от журнала для «любителей российского слова» до Академии, где это слово становится предметом научного интереса и профессионального изучения, был, как оказалось, только один шаг.

«Беседовать» с «любителями российского слова» Екатерина Романовна начала державинской «Одой к Фелице», поместив ее на первых страницах самого первого номера (части) журнала. И не ошиблась. Журнал мгновенно оказался в центре литературной и общественной жизни России. И во многом благодаря этой «Оде», которая буквально потрясла читающую Россию. «Дщерь же моя теперь Фелица Гавриловна, — писал Державин поэту В. В. Капнисту 11 мая 1783 г., — скачет по городу, подымя хвост, и всяк ее иметь желает. Старик надевает очки, глухой протягает уши, лакомка при вестфальской ветчине делает глотки, любострастной тает нежностью в беседке, ездок при бегуне присвистывает, невежи в Библии находят источник просвещения, вельможа умеренность одобряет, подагрик ходит, шут умнеет. Словом, всяк ею любуется и радуется»4.

Что же произошло? Почему «Ода к Фелице» приковала к себе такое внимание и получила у нас небывалый по тому времени общественный резонанс, вызвав всеобщий восторг: «... всяк ею любуется и радуется»? А случилось то, что в литературу пришел гений, который, как и положено, по словам В. Г. Белинского, гению, «открыл миру новую сферу в искусстве»5. Открыл на радость россиянам, да так непринужденно, легко, изящно, что не любоваться его «дщерью», где это открытие получило яркое, убедительное, а главное, — наглядное художественное воплощение, было просто невозможно.

Этой сферой была поэзия русской жизни, то, чего до него никто из наших писателей, традиционно, начиная с А. Д. Кантемира, нацеленных на борьбу с негативными явлениями, в российской действительности не видел и не находил. А Державин нашел, причем там, где, казалось, поэзии вообще не могло быть: в жизни сановного Петербурга, в самодержавной форме правления, в просвещенном абсолютизме Екатерины II, о чем и поведал в своей «Оде к Фелице».

До чего же красиво, привольно, вольготно и размашисто жила вельможная Россия!

А я, проспавши до полудни,
Курю табак и кофе пью;
Преобращая в праздник будни,
Кружу в химерах мысль мою:
То плен от Персов похищаю,
То стрелы к Туркам обращаю;
То возмечтав, что я Султан,
Вселенну устрашаю взглядом;
То вдруг, прельщаяся нарядом,
Скачу к портному по кафтан.
Или в пиру я пребогатом,
Где праздник для меня дают,
Где блещет стол сребром и златом,
Где тысячи различных блюд;
Там славный окорок Вестфальской,
Там звенья рыбы Астраханской,
Там плов и пироги стоят,
Шампанским вафли запиваю
И все на свете забываю
Средь вин, страстей и аромат.

Или средь рощицы прекрасной
В беседке, где фонтан шумит,
При звоне арфы сладкогласной,
Где ветерок едва дышит,
Где все мне роскошь представляет,
К утехам мысли уловляет,
Томит и оживляет кровь:
На бархатном диване лежа,
Младой девицы чувства нежа,
Вливаю в сердце ей любовь.

Или великолепным цугом
В карете Аглинской, златой,
С собакой, шутом или другом,
Или с красавицей какой
Я под качелями гуляю;
В шинки пить меду заезжаю;
Или, как то наскучит мне,
По склонности моей к премене,
Имея шапку на бекрене,
Лечу на резвом бегуне.

Или музыкой и певцами,
Органом и волынкой вдруг,
Или кулачными бойцами
И пляской веселю мой дух;
Или о всех делах заботу
Оставя, езжу на охоту,
И забавляюсь лаем псов;
Или над Невскими брегами
Я тешусь по ночам рогами
И греблей удалых гребцов.

Иль сидя дома я прокажу,
Играю в дураки с женой;
То с ней на голубятню лажу,
То в жмурки резвимся порой;
То в свайку с нею веселюся,
То ею в голове ищуся;
То в книгах рыться я люблю,
Мой ум и сердце просвещаю,
Полкана и Бову читаю;
Над Библией зевая, сплю.


1Дашкова Е. Р. Записки. 1743-1810. — Л., 1985. С. 153.
2Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. К. Грота. Т. VI. — СПб., 1871. С. 559; Державин Г. Р. Избранная проза. — М., 1984. С. 90-91.
3Сухомлинов М. И. История Российской Академии. Вып. VI. — СПб., 1882. С. 338.
4Русская литература, 1972. № 3. С. 78.
5Белинский В. Г. Полное собрание сочинений: В 13 т. Т. 6. — М., 1955. С. 287.

1 - 2


Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы

Портрет Г.Р. Державина

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский, 1811 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.