Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Поэтический путь Державина

Западов В. Л.: Поэтический путь Державина. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

Гаврила Романович Державин (1743-1816) прожил долгую и сложную жизнь, полную взлетов и падений, почетных назначений на высокие посты и бурных ссор с вельможами и царями. Сын бедного офицера, он начал службу рядовым солдатом, а стал одним из крупнейших государственных деятелей России XVIII столетия. Но бессмертным в веках стал не Державин-чиновник, статс-секретарь, сенатор, министр, а Державин-поэт.

Державин велик как гениальный поэт-художник вообще и как первый русский поэт-реалист. Первым из литераторов России Державин осознал себя поэтом русским, национальным, - русским не только по языку, но, главное, - по мышлению, "филозофии", как говорил он сам. Истоки "русского склада" ума и творчества Державина коренятся в тех условиях, в которых происходило его формирование как человека и художника

Для поэзии 1760-х-начала 1770-х годов характерен пристальный интерес к национальной истории и фольклору. В ранних стихах Державина можно заметить сильнейшее влияние песен А. П. Сумарокова, виднейшего лирического поэта середины столетия, который создал ряд талантливых литературных стилизаций под народную песню. С другой стороны, большое воздействие на развитие Державина оказали сатирические сочинения Сумарокова, равно как и сатирическая линия народной литературы XVII-XVIII веков, с которой Державин был хорошо знаком.

Значительное влияние на формирование Державина как поэта оказало творчество М. В. Ломоносова. Хотя в одном из ранних программных стихотворений, "Идиллия", Державин и отрекался начисто от "высокой" поэзии:

Не мышлю никогда за Пиндаром гоняться

И бурным вихрем вверх до солнца подыматься,

боясь, чтоб "в жару б не сгореть в полвека моего, не треснуть бы с огня", - но, подтверждая это заявление своими песнями и другими стихотворениями "легких" жанров, в то же самое время в ряде произведений он как раз и поднимался "вверх до солнца" "бурным вихрем". Вместе с тем во многих одах Державин ориентировался не на Ломоносова, а на Сумарокова с его открытой публицистичностью.

Подобная ориентация на "образец" для поэта-классициста была необходима, поскольку одним из основополагающих принципов теории и практики классицизма был принцип "подражания образцам".

Следуя за Ломоносовым, молодой Державин старательно воспроизводит не только программную учительность, но и самую форму од "образца", вводит огромное число заимствований и прямых цитат из ломоносовских стихотворений. Подражая же Сумарокову, Державин пишет резко публицистические произведения, гораздо более оригинальные но форме, воспроизводит гражданственный стиль "образца", но прямых заимствований из Сумарокова у него почти нет.

Различный подход Державина к проблеме подражания, поставленный в зависимость от того, как решал эту проблему поэт, на которого в данном произведении ориентировался Державин, - такой подход определенно свидетельствует об осмысленности и осознанности его поисков, о его осведомленности в сущности литературно-теоретических споров эпохи. Однако стихи первого периода творчества Державина в подавляющем большинстве не отличаются высокими достоинствами: они подражательно-традиционны, вялы и тяжелы.

"Обрести самого себя" в помни Державину помогло сближение с "львовским кружком" - группой молодых поэтов, композиторов, художников, связанных дружескими отношениями и общностью поисков новых путей в литературе и искусстве. В состав кружка входили такие известные впоследствии люди, как поэты Н. А. Львов, М. Н. Муравьев, И. И. Хемницер, В. В. Капнист, композиторы Ё. И. Фомин, Д. С. Борт-нянский, В. А. Пашкевич, художники Д. Г. Левицкий, В. Л. Боровиковский и др. Близки кружку были Я. Б. Княжнин и Д. И. Фонвизин; какие-то (доныне не раскрытые) отношения связывали с кружком А. Н. Радищева. Именно в кружке сформировалось то направление, которое в истории русской литературы позднее получило наименование "предромантизм".

В творчестве предромантиков на первый план выдвигается человеческая индивидуальность и окружающий ее объективно-реальный, конкретно-чувственный мир; отвергнув теорию "подражания образцам", предромантики пришли к романтической концепции гениальности, вдохновения как источника поэтического творчества. А отсюда неизбежно вытекало новое поэтическое видение мира; идея ценности личности" внимание к этическим проблемам, вопросам морали частного человека и общества; частная жизнь частного человека и связанная с этим полнейшая ломка сложившейся жанровой и образной систем, отказ от нормативности как классицистической, так и сентименталистской вообще, и "правил" в частности; образ автора, органически входящий в произведения; попытки создания индивидуальных характеристик людей, обилие конкретных Намеков, внимание к бытовым деталям, воплощение быта в живописно-пластических образах; смелое сочетание прозаизмов и просторечия с высокой архаизированной лексикой; идущие в одном направлении эксперименты в области метрики, строфики, рифмовки; поиски индивидуальной формы произведения; пристальный интерес к проблеме национального содержания и национальной формы, то есть признание того, что в разные эпохи и у людей разных национальностей существовали различные "вкусы", - иначе говоря, отказ от критерия "изящного вкуса", единого для всех времен и народов, и выход к идее исторической и национальной обусловленности человека, народов, литератур.

Предромантизм выдвинул как центральные проблемы историзма, философии, истории, зависимости национального характера от истории и т. д. Решить эти проблемы в полной мере смог только реализм, но важным шагом, который сделали предромантики, была сама постановка этих проблем в философии и литературе. Поэты-предромантики разных стран Европы с особой остротой поставили вопрос о национальных формах поэзии, о национальных системах стихосложения, обращаясь за помощью к фольклору как источнику, во-первых, специфически национальных ритмов, а во-вторых, свойственных только данному народу средств художественной выразительности, арсеналу образов, роднику древней мифологии и т. д. Ту же цель имело обращение к мифологиям разных народов. Запада и Востока. Так, например, Державин, помимо древнерусской ("славенской") и античной, использовал образы и мотивы "варяго-росской" (скандинавской), древнееврейской (библейской), китайской и индийской мифологии.

В формировании идеологни и эстетики предромантизма наибольшую роль в Европе сыграли Руссо, Юнг и в особенности Гердер, а в русской поэзии - львовский кружок, с которым Державин сблизился в начале 1779 года. По-видимому, именно Н. А. Львов, один из наиболее оригинальных поэтов столетия и энциклопедически образованный человек, познакомил его с идеями Руссо и Юнга об оригинальном творчестве, а стихи М. Н. Муравьева, который с 1775 года нашел свой путь в поэзии, показали практическую возможность индивидуальной реализации поэтического дарования.

Освобожденный от сковывавших его луг нормативности, "правил" и "подражания образцам", редкостно индивидуальный талант Державина развернулся с молниеносной быстротой и громадной поэтической силой. В сентябре того же 1779 года в журнале "Санктпетербургский - вестник" появилась "Ода на смерть к. М. к***" - то есть "На смерть князя Мещерского", а затем одно за другим последовали такие великолепные произведения, как "Ключ", "Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока", "К первому соседу", "Властителям и судиям" и др. Доступ на страницы журнала Державин получил опять-таки благодаря кружку: одним из издателей "Санктпетербургского вестника" был Я. Б. Княжнин.

Уже в оде "На смерть князя Мещерского", которой начинается второй период творчества Державина, ярко проступили новые черты державинской поэзии, отчетливо проявились многие стороны зрелого державинского таланта. Новым было и то, что Державин посвятил оду кончине не всесильного вельможи, не государственного деятеля, не полководца, а частного человека, своего знакомого; и то, что поэт обращался к другу умершего С. В. Перфильеву, также человеку не знатному. В атом стихотворении перед русским читателем впервые (Муравьеву публиковать свои новые стихи почти не удавалось) предстал образ частного человека-автора, самого Державина. Когда Ломоносов в своих одах говорил "я", то это "я" обозначало вовсе не реального М. В. Ломоносова, а "пиита" вообще, некий обобщенный голос нации. А у Державина "я" - это совершенно конкретный живой человек, сам Державин, с его личными горестями и радостями, с его частной жизнью, размышлениями и делами.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6


Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Екатерина Яковлевна Державина

Памятник Г.Р. Державину в Лаишево, Татарстан




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.