Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Егорова М. В.: Символический образ птицы в лирике Г. Державина, Г. Каменева и Е. Люценко

Егорова М. В.: Символический образ птицы в лирике Г. Державина, Г. Каменева и Е. Люценко

1. Символические тенденции возникают в искусстве конца XVIII — начала XIX вв. "как намёк на подлинную и высшую жизнь, скрывающуюся за видимым бытием" [Ванслов В. 1966: 81]. Причём "во всяком символе есть идейная сторона и образная сторона" [Лосев А. 1995: 166], "он содержит в себе всегда... идею, которая оказывается законом всего его построения" [Лосев А. 1995: 25].

2. На рубеже XVIII — XIX вв. в русской поэзии среди символических образов, связанных с миром природы, особо выделяется образ птицы. Интересно проследить, с позиций взаимодействия различных литературных тенденций, варианты его модификации в поэзии Г. Державина и двух младших его современников — Г. Каменева и Е. Люценко.

3. Культ птицы очень характерен для литературы сентименталистско-предромантического периода. В произведениях трёх поэтов переходной эпохи — Державина, Каменева и Люценко — этот символический образ соединяет сентименталистские приметы, реликты классицизма (в частности — у Державина!), ряд черт развивающегося предромантизма и раннего романтизма (о поэтике последних — см: [Ванслов В. 1966; Манн Ю. 1976]).

4. Образ-символ птицы может быть по структуре двух типов — строится: 1) "на приёме параллелизма, на соотнесении птицы... и человека (лирического героя)"; 2) на соотнесении "конкретной реалии пейзажа (птица) ... с комплексом человеческих чувств, переживаний, эмоций вообще" [Азбукина А. 2002: 11] (в свете философии природы — см. также: [Эпштейн М. 1990]).

5. В русской поэзии конца XVIII — начала XIX вв. соотносятся друг с другом во взаимодействии "хищный" и "кроткий" типы птиц. Первый, посредством традиций классицизма, ориентирован более на поэтику рождающегося романтизма (орёл, коршун, ворон, ночные птицы — ср. в философско-панегирических опытах Державина, типа: "На переход Альпийских гор", "Заздравный орёл"; кладбищенские птицы в каменевских стихотворениях "Кладбище", "Сон", "Громвал", "К П. С. Л. Р."; у Е. Люценко — "Стремлюсь к тебе во след..."). "Кроткий" тип (малиновка, горлица, голубочки, ласточка, лебедь) сосредоточен локальнее на эстетике сентиментализма, выходя отдельными сторонами и на оптимистическую философию предромантизма (Г. Державин — "Ласточка", "Соловей во сне"; "Лебедь"; Г. Каменев — "Малиновка", "К П. С. Л. Р."; Е. Люценко — "Весна", "Утро").

6. В стихотворении Г. Р. Державина "Ласточка" образ-символ птицы соотносится и с лирическим героем (ласточка сравнивается с душой поэта) и с миром человеческих чувств в целом: ласточка — символ домовитости, домашнего уюта. Налицо и характерная для сентиментализма прямая параллель с образом человека: ласточка связывается с образом трагически умершей супруги писателя. Не без влияния классицизма идёт и понятийное расширение образа: Дом — Родина, государство Российское.

7. Духовный смысл образа малиновки из одноименного стихотворения Каменева ещё глубже соотносится с образом возлюбленной. Как и державинская "Ласточка", "Малиновка" Каменева посвящена умершей любимой женщине. Тема такой потери типична для сентиментализма.

8. В произведениях Е. П. Люценко ("Утро", "Весна", "Будущность" и некоторых других) также присутствует тема разлуки с любимой женщиной, но разлука связана здесь не со смертью, а с ожиданием новой встречи или с преодолением трудностей для воссоединения с возлюбленным (ср.: "... Стремлюсь тебе во след..."), явственны и предромантические веяния.

9. У всех трёх поэтов благоговейное, нежное отношение к любимым, в полном созвучии с сентименталистской поэтикой, передаётся в т. ч. через частотность эмоционально-образного словаря — напр., слова уменьшительно-ласкательные: птичка, гнёздышко, крылышки, крошечка и т. д.

10. Под влиянием складывающегося мировоззрения предромантизма и раннего романтизма у поэтов птица как символический образ существует во времени и является "гостьей мира" (ср. в державинской "Ласточке").

11. Понимание времени и его границ у авторов различно. У Державина время как бы движется по кругу, смерть в этом свете — неизбежный этап перед воскрешением, новой жизнью. В поэтике Каменева явственно нарушение целостности мира, жизнь предстаёт как подготовка к смерти, последняя неизмеримо больше первой; воскрешение становится возможным лишь через память (ср. в будущем культ Памяти в романтической лирике Жуковского!). У Люценко, как и у Державина, время циклично: на смену зиме приходит весна, с ней — возрождение душевных сил, светлых чувств, всего прекрасного, что и призван передать символический образ птицы.

12. И у Каменева и у Державина воссоединение с возлюбленной происходит через воскрешение её образа. У Каменева образ птицы часто связан с темой смерти, активно развивающейся у поэтов — предромантиков и романтиков; гораздо реже прослеживаются параллели с образом самой любви. У Люценко же тема любви главенствует. "Любовь в романтическом искусстве выступает в качестве силы, роднящей и объединяющей людей" [Ванслов В. 1966: 54]. Но поэт выходит и на ключевую для периода рубежа веков тему смерти, которая уже нарушает общую гармонию.

13. Державин, Каменев и Люценко видят неизбежность смерти, но отношение их к этому различно, в чём проявляется различие мировоззрений. Каменев видит в смерти лишь физическое всеохватное тление, это и становится причиной трагического мировоззренческого кризиса. Державин же постоянно устремлён к возрождению бессмертной по природе Души. Люценко занимает колеблющуюся, промежуточную позицию: то утверждает существование жизни после смерти, то сомневается в её возможности.

14. Идейное содержание символов-образов птиц определяет их конкретное изображение. В поэзии Каменева чаще встречаются образы птиц хищных, связанные с образом смерти, реже — образы, ассоциирующиеся со светлым пафосом, темами добродетели, любви: малиновка, лебедь. Птица-смерть оказывается в итоге сильнее: она похищает, вырывает из жизни юных, ещё не расцветших. В мировоззрении Люценко птица и смерть противопоставлены: первая прозрачно связуется с пафосом юности, отваги, цвета жизни, любви (ср.: жаворонок, морской орёл — и соловей, ласточка, горлица, голубка), важна в ряде случаев и тема домашнего уюта. У Каменева птицы чаще появляются в "ночном мире" стихотворений, что предвещает уже раннеромантическую традицию, у Люценко — иная картина: при свете лучей, на заре (сентименталистско-предромантическая тенденция). Державин через образ птицы фокусирует все определяющие литературные "линии": ср. сплав классицистской идеологической панорамности, сентименталистской чувствительности, трагедийного романтического психологизма (камерный вариант — "Ласточка").

Литература

Азбукина А. В. Образ-символ "соловей" в русской поэзии XIX века. — Казань, 2002.

Ванслов В. Эстетика романтизма. — М, 1966.

Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. — М., 1995.

Манн Ю. В. Поэтика русского романтизма. — М., 1976.

Эпштейн М. Н. "Природа, мир, тайник Вселенной...": система пейзажных образов в русской поэзии. — М., 1990.


Вид из усадьбы Званка

Г.Р. Державин (К. Жуковский)

Автограф Г.Р. Державина. «Песнь на смерть Плениры»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.