Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Начало Державиноведения в России

Курилов A. С.: Начало Державиноведения в России. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4

Державиноведение, как и ломоносоведение, фонвизиноведение, карамзиноведение, пушкиноведение, гоголеведение, лермонтоведение и т. д., область писателеведения — науки о жизни и творчестве писателей. Она возникла вместе с другими науками, имеющими отношение к художественной литературе: теорией литературы (наукой о сущности художественной литературы, ее специфике, назначении, месте среди других видов словесности, литературно-художественном развитии, исторической миссии и назначении литературных движений и т. д.), историей литературы (наукой о литературно-художественных и литературно-общественных движениях, направлениях, школах, их возникновении, расцвете, угасании, смене и т. д.), поэтикой (наукой о произведениях художественной литературы как таковых, их формо-содержательной сущности, видах и разновидностях, их внутреннем строении и т. д.), критикой (наукой «открывать красоты и недостатки в произведениях искусств и литературы»1).

У всех этих наук один объект — произведения художественной литературы, но разные предметы.

Критику и поэтику литературно-художественные произведения интересуют сами по себе, безотносительно ко времени их создания и публикации. Предмет одной — красоты и недостатки произведений, другой — род и вид произведений, соотношение в них формы и содержания, их композиция и т. д. Теорию литературы произведения интересуют как предмет, определяющий сущность литературы, ее специфику, характер и состояние на каждом этапе ее исторического развития, обогащая или обедняя при этом само понятие о художественной литературе и литературном произведении. Историю литературы произведения интересуют как главная составляющая литературно-художественных и литературно-общественных движений, показатель своеобразия этих движений и хронологических их границ, начиная с возникновения до расцвета и увядания, а также как свидетельство борьбы и смены одних движений другими, где важен фактор времени появления произведений в литературной жизни, будь то печатная, рукописная или устная форма их публикации.

Каждая из этих наук в соответствии со своим предметом учитывает достижения других наук о литературе и литературных произведениях. Однако для каждой из них не так уж существенно, кто написал то или иное произведение, их объект — само произведение, и уж совсем не имеет для них никакого значения то, в каком возрасте, в каких бытовых, жизненных условиях, в каком физическом и моральном, душевном и духовном состоянии создано писателем произведение. Но именно это — главный предмет писателеведения, который определяется особым, его собственным, принадлежащим только ему, объектом познания, каковым выступает жизнь писателя во всех ее проявлениях и перипетиях, его биография — гражданская и творческая, и все с ней связанное — родословная писателя, его семья, воспитание, образование, круг знакомств, друзья и недруги, мировоззрение, источники вдохновения и т. д.

Писателеведение интересует все, что было в жизни писателя с момента его рождения до последнего вздоха, с первой до последней строки, написанный им, от замысла произведений до их окончательной авторской редакции, место писателя среди других писателей-современников и т. д. Оно, естественно, включает в себя и критические суждения о произведениях писателя, и теоретико- и историко-литературные суждения, касающиеся как отдельных его произведений, так и творчества в целом, но только не в качестве предмета изучения, а как сведения, которые необходимо учитывать, чтобы полнее и глубже познать жизнь и творчество писателя.

Начинается писателеведение с пробуждения интереса к страницам личной, гражданской жизни и творческой биографии писателя. Державиноведение не исключение.

Первым свидетельством его зарождения у нас можно считать рецензию В. В. Измайлова на появление в 1804 г. «Анакреонтических песен» поэта, опубликованную в журнале «Патриот».

«Долго Музы, — писал он, — сожалели о молчании их славного Любимца, уступив его на время Гению, хранящему судьбу Империй. Наконец, Г. Державин от забот Государственного чиновника возвратился к тихим трудам Поэта. Приятно видеть, как сей великий гений, несколько времени соображав пользы общественного блага, ныне занимается цветами Поэзии, как, на громкой лире, некогда посвященной величию Бога и славе Фелицы, тихо поет удовольствия любви и сладость покоя; как, наконец, лаврами Горация украшенный, он еще венчает себя розами Анакреона.

Великая скромность всегда неразлучна с истинным талантом, иначе можно было удивиться имени Анакреонтических Песен, данному собранию тех стихотворений, где Поэт во многих местах возносится до высокого тона Оды, и где многие строфы были бы признаны самыми Пиндарами и Горациями. Они и составляют, есть ли не ошибемся, лучшее достоинство сего собрания, прекраснейшее право Автора на славу, и печать его творческого Гения»2.

Таким образом были публично зафиксированы две важнейшие вехи в жизни Державина. Одна, связанная с завершением его служебной деятельности, освобождением от «забот государственного чиновника» и отставкой с последней занимаемой им должности — поста министра юстиции, которая последовала 7 октября 1803 г.: он перестал быть «хранителем судьбы Империи» и «соображать пользы общественного блага». Другая — свидетельствующая о возвращении Державина к творческой деятельности, но уже не на «громкой лире», а «к тихим трудам Поэта», воспевающего «удовольствия любви и сладость покоя».

А уже два года спустя появляется первая биография Державина.

Она была составлена Евгением Болховитиновым для «Нового опыта Исторического Словаря Российских Писателей», работу над которым он вел уже в течение нескольких лет. Примечательно, что именно Евгений Болховитинов дает первое у нас понятие о специфике и задачах писателеведения и именно в тот момент, когда встал вопрос о составлении биографии Державина.

10 мая 1805 г. он пишет графу Д. И. Хвостову: «Вам коротко знаком Г. Р. Державин. А у меня нет ни малейших черт его жизни. Буква же Д близко. Напишите, сделайте милость, к нему и попросите его именем всех Литераторов, почитающих его, чтобы вам сообщил записки 1) которого года, месяца и числа он родился и где, а также нечто хотя о родителях его, 2) где воспитывался и чему учился,3) хотя самое краткое начертание его службы, 4) с которого года начал писать и издавать сочинения свои и которое из них было самое первое. 5) Не сообщит ли каких о себе и Анекдотов, до Литературы касающихся?»3.

Граф исполнил просьбу, и уже в сентябре того же года Державин прислал Евгению Болховитинову свою автобиографию, написанную от третьего лица4. Она легла в основу статьи Евгения Болховитинова, предназначенной для «Нового опыта...», которая и была напечатана в мартовском номере журнала «Друг Просвещения» за 1806 г.

Из всех, кто когда-либо писал о Державине, лишь один Я. К. Грот обратил внимание на эту публикацию5. Для литературоведов XX в. она осталась неизвестной: упоминания о ней нет даже в библиографическом указателе по русской литературе XVIII в. 6 А ведь это был самый первый опыт освещения жизни и творчества поэта, с которого фактически и начинается отечественное державиноведение.


1Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В Ют. Изд. 4-е. Т. 7. Л., 1978. С. 111.
2Патриот. 1804. Т. III. Км. 2. С. 283.
3Переписка Евгения с Державиным // Сб. Отделения русского языка и словесности. СПб., 1868. T. V. Вып. 1. С. 121.
4Подробнее об этом см. статью С. В. Панина в настоящем сборнике. С. 201-204.
5См.: Грот Я. К. Жизнь Державина. 3-е изд. М., 1997. С. 585.

1 - 2 - 3 - 4


Портрет Г.Р. Державина

Конверт почтовый «Памятник Гавриле Державину в Тамбове»

Памятник Г.Р. Державину в Казани




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.