Державин Гавриил Романович

 

Западов В. Л.: Поэтический путь Державина. Страница 5

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

С другой стороной проблемы человека - "человек и мироздание" - связаны философские стихотворения Державина. Крупнейшее из них - завершенная в 1784 году ода "Бог" - вдохновенный гимн всесилию человеческого разума:

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь - я раб; я червь - я бог! -

и в то же время признание; что человек - лишь звено в общей цепи существ (а ведь религия учила, что человек - совершенно исключительное творение божества и все остальное бог создал для человека).

Державин вводит в свое стихотворение идеи современной ему науки о множественности миров, бог приобретает у него черты, свойственные материи: "бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени". По существу, эти положения противоречат религиозным представлениям: церковь учила, что Земля была центром мироздания и Солнце создано богом только одно; христианская религия отрицала беспрерывное движение как основное свойство материи, ибо пространство и время якобы имели "начало" и будут иметь "конец".

Неудивительно поэтому, что ода Державина вызвала решительный протест со стороны ревнителей православия и церковников. Зато стихотворение стало первым произведением русской литературы, получившим поистине всемирную славу...

Ратуя за "человека", именно, бесчеловечье царей и вельмож обличал Державин в сильнейших своих сатирических произведениях - "Властителям и судиям", "На коварство", "На Счастие", "Вельможа".

Организующим центром поэзии Державина все больше становится образ автора, остающийся единым во всех произведениях. Это конкретный человек с плотью и кровью, который передает свое личное отношение к миру, вещам и людям независимо от их общественного положения. И как человек, а не условно-отвлеченный "пиит", он видит бытовые недостатки вельмож, "небесно-голубые взоры" и "скоропишущее перо" Екатерины. Вместе с образом автора в поэзию Державина входит вполне естественное в устах человека просторечие - живой разговорный язык, то, что сам поэт позднее назвал "забавным русским слогом".

Ода "Фелица", в которой Державин соединил противоположные начала: положительное и отрицательное, патетику и сатиру, идеальное и реальное, - окончательно закрепила в поэзии Державина - то, что начиналось с 1779 года, - смешение, ломку, ликвидацию строгой жанровой системы. В одном произведении у него нередко соединяются сатира и элегия, патетическая ода и дружеское послание. Не очень заботясь о терминологии, одни и те же стихотворения Державин именовал то "одами", то "песнями", то "лирическими поэмами". А в конце жизни, осмысляя свой творческий путь, поэт прямо заявил о ненужности жанровых градаций: "Ежели названия не придают вещам уважения без прямого их достоинства, то должно со мною согласиться, что они, то есть те наименования, или особые отделы песен, более есть умничество или чванство петагогов в познании их древности, нежели прямая надобность". Выступая против "педантских разделов лирических стихотворений" (то есть против их жанрового разделения), Державин доказывал, что поэт может говорить обо всем в "общежительной оде". В другом месте Державин именовал этот общий для всей лирики жанр "смешанной одой".

Остроумное определение для державинских стихов подыскал М. Н. Муравьев - "перепутаж". Имея, по существу, то же содержание, что и державинский термин "смешанная ода", муравьевский "перепутаж", пожалуй, более точен, ибо совершенно правильно выводит творчество Державина из русла всякого, рода одописи, с одной стороны, а с другой - охватывает не только смешение собственно жанров, но и смешение эмоционально-тематическое, стилевое, образное и т.д.

Екатериной-человеком Державин восторгался недолго. Уже в конце 80-х годов Фелица превращается в образ государственного деятеля - и только ("Изображение" Фелицы"). А когда поэт оказался при дворе, когда он "вблизи увидел подлинник человеческий с великими слабостями", тема Фелицы в его поэзии совершенно заглохла.

Разочарование в Екатерине, наступившее в начале 90-х годов, не могло не найти отражения в самооценке поэта. Оно поставило перед Державиным вопрос о значении его собственной поэтической деятельности, о ею праве на бессмертие С этого момента тема поэзии и поэта, оценки собственного творчества становится одной из ведущих в державинском творчестве.

О великой роли в жизни общества поэзии и поэта Державин говорил всегда, именно в поэтической деятельности видя свое право на бессмертие. Но представление о том, какие именно стороны его поэзии сделают его имя бессмертным, менялось. Раньше Державин право на бессмертие видел в самом занятии поэзией, затем. Некоторое время считал, что останется жить в памяти потомства как певец дел Екатерины II.

Новый взгляд на значение своего творчества он наиболее полно изложил в оде "Мой истукан" Она представляет собой по форме разговор-монолог, обращенный к скульптору Рашетту, который работал над бюстом Державина. Мысль о славе за "обыкновенные дела" - "мои безделки" - поэт отвергает сразу. Высоко оценивая свои оды, посвященные Фелице, Державин считает, что он достоин за них славы. Но будут ли чтить его за это потомки? И, пророчески угадывая будущее, поэт дает отрицательный ответ. Отвергая права на бессмертие за прославление Фелицы, Державин утверждает, что потомство будет чтить его память как певца России, русского народа, его вождей и героев, за то, что он всегда был поборником правды и истины, отстаивал добродетель. По убеждению Державина, великий поэт-патриот, поэт-гражданин достоин бессмертия не менее, чем великий полководец Он проводит эту мысль, ставя свое имя рядом с именем фельдмаршала Румянцева ("Кумиры твоего резца" - это бюсты Румянцева и Державина, изваянные Рашеттом)

Так в поисках положительного героя Державин приходит к теме России, русского народа и его героев - полководцев, патриотов и поборников правды. Разочарование в Екатерине не привело Державина к разочарованию в просвещенной монархии вообще Надежды, рухнувшие при близком знакомстве с "Фелицей" воскресали в поэте и при вступлении на престол Павла I, и в начале царствования Александра I, Но когда поэт понимал, что новый монарх не оправдывает возлагавшихся на него надежд, он переставал "воспевать" его точно так же как и Екатерину II. Однако тема России и русского народа остается одной из главных в творчестве Державина до самой смерти его.

Господствующим чувством Державина был патриотизм, стремление к "благу народному" (надо иметь в виду, что, как и у всех писателей XVIII века, слово "народ" у Державина равнозначно понятию "нация"), "служение на пользу общую" {Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 3 М., 1945, с. 137.}. Сочиняя победные оды вследствие воодушевления, которое он испытывал в гордости за русский народ, первым условием "народного блаженства", "общего блага" Державин считал мир. Столь же необходимой он считал "правду", "истину", которая заключалась для него в личной честности, бескорыстии, в справедливости, в строгом соблюдении законов всеми: и чиновниками, и вельможами, и самим царем.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6


Г.Р. Державин (Н. Тончи)

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)

Марка «Екатерина II и ее сподвижники»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.