Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Образ воды у Державина и образ поэта > Державин смог связать Павла I

Левицкий А. А.: Образ воды у Державина и образ поэта. Страница 2

1  - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Эта любовь не отвлеченного характера, более приличествующего описанию отношений "императорских высочеств", а страстного в описании поэта. "Живому течению крови", образу, открывающему эту оду, сопутствуют далее "кристальны воды", что "бьют меж перл" (3, 201), и "на берегах" которых "между лавровыми древами" описан жар любви:

В тенях тут горлиц воздыханье,
В водах там лебедей всклицанье;
Супругов страстных всюду зрак (3, 197)

Итак, уже в первом печатном произведении Державина, оказывается, были заложены образы, связанные со сферой воды, к которым мы подойдем в этом исследовании тематически, разделяя сложное отношение поэта к этому элементу на ряд таких тем как: 1) автор и любовь; 2) автор и символика текучести, пены; 3) автор и вдохновенье, поэзия; 4) автор и смысл жизни; 5) автор и образ поэта, и т. д. Отметим также, что сам Державин вряд ли их сознательно разделял таким образом, так как они зачастую взаимосвязаны в его поэтико-философском восприятии мира. Мы не сможем уделить названным темам равное внимание и коснемся главным образом первой и пятой.

Неудивительно, что, поскольку Державин смог связать Павла I со стихией воды в оде на его бракосочетание, он вернулся к мотиву реки через пять лет, сам став "страстным супругом", хотя в его случае река послужила буквально преградой для любви, а не фоном идиллии. Я имею в виду стихи "Препятствие к свиданию с супругою" (1, 41-42), написанные непосредственно на берегу Камы, когда по ней шел лед, сделавший переезд невозможным. Задержанный на пути из своих оренбургских имений в Казань, где он оставил свою милую жену, молодожен засел в деревеньке Мурзихе и излил чувства сокрушения по этому поводу в стихах, которые можно считать частью своеобразного цикла к Пленире, первого в России цикла поэта, обращенного к жене, и начинающегося стихами к "Невесте" (1, 36-38). Слова с берегов Камы зачастую наполнены двойным смыслом. Например, строки "Укротися же стихия! Подстелися путь к стопам" можно трактовать и как намек на хождение Христа по такой же "стихии", и как наивное желание поэта повторить это чудо в момент непреодолимой страсти быть как можно скорее с молодой супругой, о которой он писал: "С нею вечен мой союз" (1, 41).

Однако "союз" Державина с супругой не был "вечным", а длился всего лишь 16 лет, до ее преждевременной смерти Между тем на берегу Камы упрочился и другой "союз" в его внутреннем мире, все более связывающий его поэтику со сферой воды и открывающий ему новые пути расширения ее смысла В любовной лирике, обращенной к жене, это особенно заметно в стихотворении "Прогулка в Сарском селе", в котором прогулка с женой не только превращается в своеобразное "плавание", но и "красы природы" "стекаются" вокруг все еще "младой Плениры" (см словосочетания "жемчужная струя", "кристалл шумел от весел", "сребром сверкают воды", "огненна река" и развернутые образы: "всюду длинна тень, / ложась в стеклянны воды, / в их зеркале брегов / изображала виды", и др) При этом отметим, что Державиным не забыт образ "лебедей" в прохладе озера, который им был впервые использован в описании любовной идиллии Павла с Наталией в оде 1773 г С другой стороны, образ "плывущих птиц" в "Прогулке" найдет у Державина через несколько лет своеобразное превращение в знаменитой "Ласточке", которая "в небе простряся плывет и играет в зеркале водном", а сама жена после смерти явится перед ним в следующем образе: "Я вижу Ты в тумане / течешь ко мне рекой".1Этим стихотворением завершается цикл стихов Державина к Пленире.2

Обратим внимание еще на один цикл стихов, посвященный другой Екатерине, сыгравшей важную роль в его жизни, а именно Екатерине II.3Он начинается как раз с плавания Екатерины по Волге в 1767 г., упомянутого выше. В особом, по крайней мере очарованном, если не влюбленном, отношении молодого Державина к Екатерине II можно не сомневаться.4Пути девятнадцатилетнего, рвущегося к продвижению по службе Державина и все еще молодой Екатерины, продвигающейся к власти на белом коне и в гвардейском мундире Преображенского полка (в котором тогда служил Державин) впервые совпали в 1762 г. Вновь они сошлись в 1767 г., когда Державин также направился в Казань, "где потом и в Оренбургской деревне оставшуюся часть лета и осень в семействе своем прожил".5То, что первые стихи, посвященные Екатерине, связаны именно с водным пространством, совсем не случайно. Речное пространство станет для Державина в будущем синонимичным с понятием успокоения, красоты, внедрения жизни в нормальное русло, целью жизни. Впоследствии он будет жить в домах, построенных обязательно у рек (Фонтанки и Волхова).

В 1767 г. овладение речным пространством доступно, однако, пока только идеалу в его воображении — Екатерине Великой. Обращаясь к Волге, по которой в его поэтическом представлении плывет на судах Екатерина, он уверен, что ей днесь "тещи пристойно с тишиною", ибо "Екатерина мир приносит всем собою". Описывая маскарад, устроенный к ее прибытию в Казань, Державин не забывает водной тематики в двустишии "И радость и восторг текут в сердца рекою / И горы и леса текут к Тебе толпою", но потом заменяет первый стих строкой, отражающей мифологическое восприятие водного пространства: "Воистину у нас Орфеев век тобою" (3, 183-184).6А в недошедших до нас стихах 1760-х гг. он связывает образ императрицы не только с рекой, но и с жемчугом: "первые написал ямбические экзаметры на проезд Государыни чрез реку того селения Мохость, в которой иногда находят прекрасный жемчуг".7Таким образом, уже в самых ранних стихах Державина намечаются те художественные находки, которые приведут не только к образу "кристальных вод, бьющих меж перл" в 1773 г., но и лет через двадцать к знаменитому образу в начале "Водопада": "Жемчугу бездна и сребра / кипит внизу, бьет вверх буграми".

Ранние описания проездов императрицы по рекам имеют ассоциативный и топонимический характер. В зрелой поэзии Державина связь образов императрицы с текучестью усложнится. Уже в "Фелице" императрица совсем не случайно "орошается" реками слез самого поэта ("Стремятся слез приятных реки / Из глубины души моей"), а в "Благодарности Фелице" с ней связывается текучесть всей природы ("Там блещет брег в реке зеленый, / Там светят перлы по лугам; / Там степи, как моря, струятся, / Седым волнуясь ковылем (...) Когда поверх струистой влаги"). В "Видении Мурзы", которое начинается со слов "На темноголубом эфире / Златая плавала луна" (1, 106), ночной пейзаж не только утопает в образах взаимопротекаемости Невы и Бельта, но и появление Екатерины, представленной богиней, приносящей "сиянье небесно", что "ярчее молний пролилось" посреди спящего дома Державина, выражено путем струящегося образа: "Одежда белая струилась / На ней серебряной волной" (1, 108).

Появление плывущего образа Екатерины, связано у поэта с таким же чувством вдохновения, с каким оно будет выражено через полстолетия у Пушкина в стихах "Я помню чудное мгновенье / Передо мной явилась ты":

и светлый облак скрыл
От глаз моих ненасыщенных
Божественны ея черты
Мой Бог! мой Ангел во плоти!
Душа моя за ней стремилась,
Но я за ней не мог идти
Подобно громом оглушенный,
Бесчувствен я, безгласен был
Но, током слезным орошенный,
Пришел в себя... (1, 108-109)8

Надо отметить, что в "Видении Мурзы" присутствует и другая Екатерина, "нежная его Пленира", упомянутая в 39-м стихе, о которой он в 1778 г также писал, что она "как ангел хороша" (1, 36) Возможно, ему было неловко выразить порыв полувлюбленного вдохновения, возникшего при виде "ангела во плоти" поэтому он связал Плениру только с ночным образом "домашних", спящих под воздействием палевого луча луны:

Кропя забвения росою
Моих домашних усыплял
Вокруг вся область почивала,
Петрополь с башнями дремал,
Нева из урны чуть мелькала,
Чуть Бельт в брегах своих сверкал. (1, 107)

1"Призывание и явление Плениры" (1, 407)
2Отметим, что и в стихотворении, написанном в день смерти первой жены, в "Песни на смерть Плениры 1794 г. июля 15 дня", выявлен следующий "водный" образ:

Собравшись издали стеною,
Морские волны вкруг стоят,
Подняв главы свои седые
Зреть красоты твоей хотят (1, 403).

3До "Фелицы" Державин посвятил не менее десяти отдельных стихотворений Екатерине II.
4Об этом говорилось в моем докладе "Г. Р. Державин и императрица Екатерина II", прочитанном на конференции, посвященной 250-летию со дня рождения Г. Р. Державина, 5 июля 1993 г. во Всесоюзном музее А. С. Пушкина (Петербург).
5Записки С. 37.
6Орфей, по преданию, — сын фракийского царя Эагра, бога реки, при звуках его лиры море не шумело, а во время его плавания с аргонавтами сдвигавшиеся быстро скалы симплегадов остановились навсегда, чтобы пропустить его корабль.
7Записки С. 35
8Примечательно, что хотя у Пушкина прямая цитата о "гении чистой красоты" заимствована из более отвлеченного стихотворения Жуковского о вдохновении ("Я музу юную бывало "), Пушкин все же пишет, выражаясь словами Державина, об "ангеле во плоти", "божественными чертами" которой (у Пушкина "небесными чертами") также "ненасыщенны" были его глаза, как и у Державина.

1  - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


Страница из тетради Г.Р. Державина

Памятник Г.Р. Державину в Тамбове

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.