Державин Гавриил Романович

 

Шеина Ю. В.: Г. Р. Державин и В. К. Тредиаковский: из истории "Соображения с российскими нравами" идиллического эпода Горация. Страница 2

1 - 2 - 3 - 4

Все, писавшие о «Похвале сельской жизни», были уверены, что и «черты русского быта», и картины русской жизни и нравов, изображенные Державиным, принадлежат исключительно ему и своим появлением в тексте переложения обязаны «свободной игре воображения» поэта, его «впечатлениям и наблюдениям живой жизни», воле «сочной» его «кисти». И никто, кроме И. З. Сермана, не обратил внимание на тот факт, что известный опыт «соображения с российскими нравами» этого эпода Горация у наших поэтов уже имелся, учитывался Державиным, и что ряд образов и реалий русской жизни Державин позаимствовал у своего предшественника — В. К. Тредиаковского, опубликовавшего еще в 1752 г. свое переложение эпода1.

Действительно, как подметил И. З. Серман, уже у Тредиаковского встречаются зима со снегом, избы, охота на волка, овин, гумно, светлица, русский обед, что затем присутствует и в державинском стихотворении. Указывает он и на принадлежащее собственно Державину: «пирог, груздями начиненный», «перечищенная», «Петров день», «откупщик» вместо Горациевого «ростовщика»2. Однако вопрос о степени заимствованного, а значит и оригинального в державинском переложении, что существенно как для понимания творческой истории «Похвалы сельской жизни», так и собственно истории переводов, переложений и подражаний в отечественной литературе XVIII в., И. З. Серманом даже не ставился. Ответить на него можно, лишь сопоставив текст подлинника и двух его переложений — Тредиаковского и Державина, а заодно и прояснить, кто же стоял у истоков «соображения с российскими нравами» идиллий и эклог античных, а впоследствии и новоевропейских писателей.

Тредиаковский подошел к переводу эпода Горация творчески. Он опустил непонятные русскому читателю детали римской жизни, наполнил текст реалиями отечественного деревенского быта и дал название — «Строфы похвальные поселянскому житию», — отвечавшее содержанию созданного им стихотворения, которое он, по его же признанию, «вознес собственным способом... на Горациевом токмо основании... ему подражая своими подобиями...»3. Среди таких «подобий» — колоритное описание охоты, трапезы и блюд, занятий жены, рассказ про раздачу плодов родственникам, другу, благодетелю.

Свободное обращение с текстом оригинала, замена латинских реалий жизни типично русскими, изменение концовки стихотворения — все это свидетельствует о том, что наш автор, подражая античному поэту, стремился создать и в результате создает произведение, понятное и близкое русскому читателю. И это не осталось незамеченным комментаторами: «"Строфы похвальные" представляют только подражание Горацию, но подражание очень характерное. Тредиаковский не ограничивается передачей, хотя бы вольной, текста римского поэта, а зачастую совершенно перерабатывает его на русский лад, применительно к современной ему обстановке»4.

Что же «перерабатывает... на русский лад» Тредиаковский? Во-первых, сцены охоты:

Тредиаковский:

В поле ездит он или с собаки,
Боязливых зайцев в сеть ловя,
То с волками смотрит псовы драки,
То медведя оными травя.
Тешит он себя и лошадями;
И кладет отраву на лисиц;
Давит многих иногда силками,
Иногда стреляет разных птиц5.

Гораций:

... тогда он или со множеством собак туда и сюда диких кабанов гонит в противостоящие сети, или легким шестом натягивает редкие сети — обман для прожорливых дроздов, а трусливого зайца и глупого журавля, приятное вознаграждение, ловит он петлей6.

Охота в русском быту, естественно, ассоциируется с травлей медведей, волков, лисиц и зайцев, что и рисует наш автор. У Горация же охота заключается в ловле «диких кабанов», «глупого журавля», «трусливого зайца» и «прожорливых дроздов». Общим для этих картин остается только образ зайца — «трусливого» у одного поэта и «боязливого» у другого.

Во-вторых, описание блюд, составляющих простой, незамысловатый обед сельского жителя:

Тредиаковский:

Сытны токмо щи, ломть мягкий хлеба,
Молодой барашек иногда;
Все ж в дому, в чем вся его потреба,
В праздник пиво пьет, а квас всегда.

Гораций:

Ни африканская птица, ни аникийский рябчик не отправятся в мой желудок, вкуснее, чем олива, сорванная с тучных ветвей деревьев, или зелень любящего поля щавеля или здоровая для полного тела мальва, или ягненок...

Оливы, щавель, мальва, «вино нынешнего года» у Горация заменены на щи, хлеб, «в праздник пиво, а квас всегда» у Тредиаковского.

Отказывается Тредиаковский и от ряда деталей, предметов римского быта: «ветви негодные очищает» крестьянин не ножом, а серпом; говоря об урожае, пишет: «много яблок, груш и много слив», — тогда как у Горация — «груши и спорящий с пурпуром виноград»; не упоминает Тредиаковский и о характерной черте римской жизни — о форуме и о могущественных гражданах:

Тредиаковский:

Флот и море не страшат его;
Ябед он не знает, ни обману;
Свой палат дом лучше для него.

Гораций:

... не боится гневного моря.
Он избегает форума и гордых порогов могущественных граждан.

Кроме того, Тредиаковский изменил концовку стихотворения, за вершив его не сатирой на ростовщика Альфия, что было у Горация, воспеванием незамысловатой жизни, призывом к простоте, тем самым изменив акцент и весь замысел эпода:

Тредиаковский:

Счастлив, о! весьма излишно,
Жить кому так ныне удалось.
Дай бог, чтоб исчезло все, что пышно,
Всем бы в простоте святой жилось.

Гораций:

Когда это сказал ростовщик Альфий, уже будущий земледелец, он возвратил во время Ид все деньги, но во время Календ уже снова пытается пустить в рост.


1 См.: Сочинения и переводы как стихами так и прозою Василья Тредиаковского. СПб., 1752. Т. 2. С. 183-189.
2 Серман И. З. Г. Р. Державин. Л., 1967. С. 76.
3 Тредиаковский В. К. О беспорочности и приятности деревенской жизни // Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие. СПб., 1757. Июль. С. 88.
4 См.: Тредиаковский В. К. Стихотворения. М.; Л., 1935. С. 462-463. То же отмечают и более поздние комментаторы: «Стихотворение существенно отличается от латинского первоисточника по содержанию. Тредиаковский устраняет приметы сельской жизни, характерные для Древнего Рима, и вводит приметы русской сельской жизни и национального быта...» (Тредиаковский В. К. Избранные произведения. М.; Л., 1963. С. 506).
5 Эподы Горация. Подстрочный перевод со словарем, примечаниями и указанием размера. Одесса, 1885. С. 4-5. Далее цитируется это издание.
6 Тредиаковский В. К. Избранные произведения. М.; Л., 1963. С. 194. Далее цитируется это издание.

1 - 2 - 3 - 4


Мемориальная доска на доме Державина

Г.Р. Державин (С. Чиненов)

Званка — усадьба Державина




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.