Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Подражательность была логически необходима

Шеина Ю. В.: Г. Р. Державин и В. К. Тредиаковский: из истории "Соображения с российскими нравами" идиллического эпода Горация. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4

(«Похвала сельской жизни» Г. Р. Державина и «Строфы
похвальные поселянскому житию» В. К. Тредиаковского)

Для Классицизма как эпохи «освоения мирового, начиная с Античности, художественного опыта»1 было характерно творческое «состязание»2, соревнование писателей Нового времени с авторами, произведения которых были признаны классическими, образцовыми. Считалось, что наиболее эффективным и плодотворным способом «освоения» этого опыта, «состязания» с писателями-классиками являлось подражание.

Подражательность была логически необходима, ведь в учении классицистов о поэзии imitatio ценилось больше, чем inventio. Эстетика Классицизма ориентировалась на идеал вневременного совершенства, которое, по глубокому убеждению классицистов, могло быть достигнуто только через подражание образцовым произведениям. И только творческое подражание, «состязание», удачное imitatio, предполагающее меру inventio, позволяло, согласно этой эстетике, создавать произведения, не уступающие по своим достоинствам образцовым.

Среди форм такого подражания-состязания самыми привлекательными были переводы-переложения. При этом переводчик становился как бы соавтором, «соображая» свое переложение с реалиями современной ему жизни, национальным бытом и нравами.

Из античных авторов, произведения которых почитались идеальными для такого «подражания», большой популярностью пользовался Гораций. Не остались в стороне от «соревнования» с ним и русские поэты XVIII века — В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов и др. Успешно «состязался» с Горацием и Г. Р. Державин, достаточно назвать его «Памятник» (1795. Первоначальное название — «К Музе»). Удачным было и его переложение 2-й оды из книги V «Эподов» Горация — «Похвала сельской жизни» (1798).

Удача в этом случае была предопределена уже самим выбором произведения римского поэта, описывающего прелести деревенской жизни. Характер этой жизни за прошедшие 18 столетий ничуть не изменился, и она довольно естественно могла быть «соображена, — что и отметит впоследствии в своих «Объяснениях» сам Державин, — с русскими обычаями и нравами»3. Что он и осуществил.

Имевшая лишь порядковый номер — Ода II, — у Державина она получила заглавие — «Горация похвала сельской жизни, соображенная с российскими нравами»4, отвечавшее замыслу нашего поэта: перевести эту оду (эпод) на русский язык с учетом реалий собственно русской деревенской жизни. Такого рода «переложения» были для поэтов эпохи Классицизма обычным явлением, а потому при публикации «соображенного с российскими нравами» эпода Горация Державин опускает ссылку на первоисточник, оставляя лишь ту часть первоначального заглавия, которая соответствовала содержанию произведения «Похвала сельской жизни».

На своеобразие этого стихотворения первыми обратили внимание младшие современники Державина, считая, что оно является не переводом, а «подражанием Горацию», в котором наш «автор вместо римских обыкновений, забав и кушаний ввел русские»5. Неточность такого определения будет очевидной уже для Я. К. Грота, отметившего, что «первая половина этой пьесы составляет близкий и даже довольно точный перевод из Горация» и только «во второй поэт заменяет римские образы подлинника чертами из русского быта и свободно предается игре своего воображения»6.

С легкой руки Я. Грота появление в «Похвале сельской жизни» реалий «русского быта» стали связывать исключительно со «свободной... игрой... воображения» поэта, а затем, уже в наше время, еще и с движением его к реализму. «Творчество Державина, — скажет А. Д. Китина, — в известной степени питалось впечатлениями и наблюдениями живой жизни», наглядным свидетельством чему является его «Похвала сельской жизни», где поэт «рисует быт и нравы своего времени»7.

А. Л. Пинчук, разделяя мысль Я. Грота, подчеркивает, что для Г. Р. Державина было характерно свободное обращение с текстом оригинала и даже подчинение его своим творческим планам — «сообразить» жизнь римскую с русской. «Мы, — пишет он, — находим у Державина довольно значительное количество стихотворений, представляющих собой или вольное переложение соответствующих произведений Горация, или же самостоятельную разработку той или иной горацианской идеи, созвучной поэту эпохи, с использованием характерных выражений и образов Горация. Державин часто перерабатывал, изменял, разнообразил отдельные мотивы, образы, мысли Горация, применяя их к сюжету, взятому из современной жизни, к обстановке русской действительности, и подчинял таким образом "чужое" "своему"»8.

Поддерживает эту мысль и А. В. Западов, говоря уже не просто о подчинении «чужого» «своему», а вообще об исчезновении латинского текста из сознания читателя, настолько ярки и реалистичны нарисованные поэтом картины русского быта: читая «Похвалу сельской жизни», мы отчетливо представляем себе именно русскую жизнь в деревне, забывая об оригинале. И это при том, отмечает А. В. Западов, что в окончательном варианте стихотворения Державин сократил некоторые детали русского быта: там «называются еще редька, соль, "двоеного бутыль вина" и т. д.; говорится и о том, как происходит насыщение, с каким удовольствием ест эту простую пищу удалившийся от дел и суеты света человек: "И тут-то за ушми трещит!"»9.

А. Л. Пинчуку и А. В. Западову вторит Л. Т. Сенчина: «Державин существенно отходит от античного образца, практически изображает "русскую жизнь", "русские нравы". С одной стороны, поэт в русле традиции жанра буколики идеализирует сельскую жизнь, сельский быт, а с другой, идеализируя, наполняет его характерными деталями для русской деревенской жизни, которая была хорошо известна Державину»10.

Таким образом, все сходятся на том, что заимствованное у Державина становится неотделимым от оригинального, впечатления реальной жизни превалируют над античными образами, а картины русской жизни выглядят ярко и объемно оттого, что поэт «дал волю своей сочной кисти»11. Это же подчеркивается в работах Д. Д. Благого12, В. А. Грехнева13 и других.


1 Курилов А. С. Классицизм в русской литературе: исторические границы и периодизация // Филологические науки. 1996. № 1. С. 13.
2 См.: Гуковский Г. А. К вопросу о русском классицизме: Состязания и переводы // Поэтика. Л., 1928. T. 4. С. 134.
3 Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. 2-е Академ. изд. СПб., 1870. Т. 3. С. 548.
4 Сочинения Державина... СПб., 1869. Т. 2. С. 105.
5 Остолопов Н. Ф. Ключ к сочинениям Державина. СПб., 1822. С. 79.
6 Сочинения Державина... Т. 2. С. 105.
7 Китина А. Д. У истоков русского реализма — Державин. Воронеж, 1950. С. 14-15.
8 Пинчук А. Л. Гораций в творчестве Державина // Уч. зан. Томск, гос. ун-та. Томск, 1955. № 24. С. 74.
9 Западов А. В. Мастерство Державина. М., 1958. С. 162-163.
10 Сенчина Л. T. Идиллические мотивы в творчестве Г. Р. Державина // Творчество Г. Р. Державина: Специфика. Традиции. Тамбов, 1993. С. 81-82.
11 Западов А. В. Мастерство Державина. С. 162.
12 Благой Д. Д. История русской литературы XVIII века. М., 1945. С. 301.
13 Грехнев В. А. Лирика Пушкина: О поэтике жанров. Горький, 1985. С. 106.

1 - 2 - 3 - 4


«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Золотая медаль «Г.Р.Державин»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.