Державин Гавриил Романович

 

Мейлах Б. С.: "Державинское" в поэтической системе Н. М. Языкова. Страница 2

 1 - 2

Самая возможность воспроизведения отвлеченных понятий через "вещные" метафоры была открыта в русской поэзии Державиным (ср., например, в "Изображении Фелицы", образ радости в виде лучезарных пылинок, сверкающих в воздухе).

Близкими Державину являются пластические торжественные пейзажи Языкова. Такова, например, типичная для Языкова пейзажная зарисовка в стихотворении "Две картины". Образ Чудского озера дан здесь в двух ракурсах — во время восхода солнца и в лунную ночь. Словно красочными мазками живописца воссоздаются представления озаренного солнцем озера:

Прекрасно озеро Чудское,
Когда над ним светило дня
Из синих вод, как шар огня,
Встает в торжественном покое...

Дальше используются столь характерные для палитры Языкова краски: цветы радуги, пышность необозримой равнины, переливная роса, светлеющая, словно блестки золота, — все это не только воссоздает изображаемый пейзаж, но и передает восторженное, напряженное мировосприятие поэта. Такими чертами нарисовано и лунное озеро:

Прекрасно озеро Чудское,
Когда блистательным столбом1
Светило искрится ночное
В его кристалле голубом...2

Характерно, что и в изображении тихого ночного пейзажа Языков, следуя свойственной ему манере, также пользуется, подобно Державину, контрастными яркими красками: чернеющие образы лесов и безмолвная синяя пучина озаряются падающей с небесной высоты звездой, ее алмазными блестками. Державина напоминают и "молнийные" образы Языкова, например:

Зубчатой молнии бразда
Огнем рассыплется пурпурным...

Пушкин писал о Языкове: "С самого появления своего сей поэт удивляет нас огнем и силою языка. Никто самовластнее его не владеет стихом и периодом. Кажется нет предмета, коего поэтическую сторону не мог бы он постигнуть и выразить живостью ему свойственною". Смелость и неожиданность оборотов Языкова поистине замечательны: "звучит лесная глубина", "откровенное вино", "не занимательная травля", "мед ожидания", "неопытная кровь", "бестелесная мечта". Характерны для поэтики Языкова и неологизмы, например: "снеговершинный", "мимоходящий", "перепрыг", "искрокипучий", "водобег", "миговой", "своенародность", "тьмочисленный", "бурноногий". И здесь Языков учился у Державина (см., например, такие его слова, как "тенносвесистый" (клен), "ожурчаемый ключом", "обездушен", "черноогненный" (виссон), "голубосизый" (осетр), такие неологизмы, как "без-нравье", "бегатели", "созвучник", "дождить" и т. п.3

Упомянутые выше черты поэтического стиля Языкова явственно свидетельствуют о его близости Державину, но, конечно, не означают подражательности: у Языкова почти нет свойственного Державину стилистического разнобоя, какофонии, создаваемой столкновением различных речевых слоев — высокой лексики и просторечия. Языков писал уже после того как Пушкин произвел реформу литературного языка, он учился у него. Близость Державину не мешала Языкову оставаться поэтом своеобразным, с собственной интонацией и, что особенно важно, — с собственной трактовкой даже близких тем. Но для понимания всего значения завоеваний Державина для русской поэзии нового периода изучение лирики Языкова весьма показательно.

Близость Языкова Державину интересна, однако, не только своими положительными, но и отрицательными элементами. Среди них (если говорить о художественном методе) выделяется свойственное Державину преобладание живописно-изобразительной стороны над аналитической, позволяющей посредством картин раскрывать сущность явлений, их внутренний смысл и многообразные связи с действительностью, с бесконечно-сложным миром человеческих переживаний. Подобный недостаток свойствен и Языкову Причина его, разумеется, не исчерпывается влиянием Державина, она коренится в мировоззрении Языкова, но, тем не менее, эта ограниченность его поэзии однородна державинской именно по существенным признакам метода. Определяющей для произведений Языкова явилась эмоциональная стихия, преобладание чувства над мыслью, восприятия над изображением. Именно потому живописная, изобразительная поэзия Языкова никогда не подымается до сложного раскрытия характера лирического героя, именно потому его стихи — это, как правило, монологический рассказ о переживаниях, избегающий воспроизведения сюжетных ситуаций. Сама способность к живописной изобразительности, которая достигает у Языкова высочайшего мастерства, все же реализуется преимущественно в деталях, а не является структурным элементом всей композиции, позволяющим глубоко раскрыть какое-либо явление или характер. Поэт с необычайным совершенством как бы одним взглядом схватывает отдельные черты изображаемого. Но это его умение служит, как правило, лишь выражению впечатлений о предметах. Еще при жизни Языкова в критике отмечалось, что самые сильные стороны таланта Языкова зачастую оборачивались его слабостью. Ксенофонт Полевой признавал, что стих Языкова "закален громом и огнем русского языка. Немногие из стихотворцев русских умели так счастливо пользоваться богатством выражений и неожиданностью оборотов нашего могучего языка". Но вместе с тем Полевой подчеркивал, что достоинства Языкова можно выразить тремя словами: "Он поэт выражения". "Мы не нашли в нем никаких глубоких, многообъединяющих идей", — продолжал Полевой, отмечая свойственную поэту "односторонность".4Белинский, утверждая, что "Языков много способствовал расторжению пуританских оков, лежавших на языке и фразеологии",5в то же время на многих примерах показал, что односторонность его поэзии, недостаточность в ней идейного содержания, часто приводила к риторике и к предпочтению мысли — эффектности формы.6Языков не сумел соединить сильные, живописно-изобразительные, экспрессивные стороны своей поэтической системы с теми, которые у Пушкина — продолжателя лучших традиций поэзии XVIII в. и новатора, обозначили реалистическую эпоху в русской литературе.

Таковы в общих чертах контуры темы о "державинском" в поэзии Языкова, еще ожидающей развернутого исследования.


1Ср. у Державина: "Столбом багровый свет с небес" ("На выздоровление мецената").
2Ср. у Державина: "Лучом кристалл твой загорится" ("Ключ").
3См.: А. Западов. Мастерство Державина. "Советский писатель", М., 1958, стр. 210-213.
4"Московский телеграф", 1833, т. VI, стр. 237.
5В. Г. Белинский, Поли. собр. соч., т. V, М., 1954, стр. 561.
6Там же, Т. VIII, стр. 451-459.

 1 - 2


Ключ цифирного письма

«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»

Вид из усадьбы Званка




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.