Державин Гавриил Романович

 

Лаврентьева Е. С.: Энантиосемичность концепта "человек" в оде "Бог" Г. Р. Державина. Страница 2

1 - 2

Из грамматической пары отрицательных местоимений "никто — ничто" Державин выбрал неодушевленное как выражение наивысшей степени самоотрицания. В следующей строфе, однако, — скрытое возмущение (противительный союз "но" использован в одной строфе два раза в начале синтагмы):

Ничто! — Но ты во мне сияешь

Величеством твоих доброт:

Я — "ничто", но ты — "во мне", в "ничто". Таким образом, семантически противопоставлены "ты" ("Бог") — "ничто" (тварь, создание, человек), но не являются окказиональными антонимами "я" и "ты" ("Бог"). Неслучайно употребление форм двух личных местоимений.

... Я есмь — конечно есть и ты!

В грамматике "я" по отношению к "ты" занимает первенствующую позицию. Употребление частицы — союза "и" перед местоимением "ты" еще более нивелирует его значимость в паре с "я".

Я связь миров повсюду сущих,

Я крайня степень вещества;

Я средоточие живущих,

Черта начальна божества;

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб — я червь — я бог!

Семантика местоимения "я" предельно абстрагирована: "я" = "человек". При этом "я" не лишается своей конкретности: герой пытается самоопределиться. "Царь" и "раб", "червь" и "бог" — в языковой традиции это антонимические пары. Экспрессия фразы у Державина достигается за счет оксюморонной синонимизации языковых антонимов (синтаксический параллелизм):

Я = царь

Я = раб = царь = раб = червь = бог = Я

Я = червь

Я = бог

Полярные смыслы оказываются сопоставленными: они выступают как типовые сказуемые при едином подлежащем. Явление семантической мимикрии обусловлено единством грамматического оформления (муж. род, ед. ч.), синтаксической функции (часть составного именного сказуемого) при несхожести стилистических характеристик и лексических значений. В этом окказиональном синонимическом ряду самым общим, широким по значению является "я". Своего рода языковой парадокс: семантика местоимения вмещает семантику нескольких имен существительных.

Наиболее интересна конструкция — утверждение: "я бог". В название оды вынесена ключевая лексема — "Бог". Но в оде нет аналогичной конструкции с "ты" (именно так лирический герой обращается к Всевышнему): "ты бог", хотя есть "ты свет" и т. п. Таким образом, в качестве Бога утверждается именно "Я". При этом дань уважения и поклонения отдана и Богу небесному. Кому же посвящена ода "Бог", если местоимение "ты" и его формы встречаются 35 раз, а "я" и его формы — 34 раза (ты =Бог, я = человек)?

Концепт "человек" в исследуемой оде (и в некоторых других произведениях) Державина энантиосемичен: совмещает не просто противоположные оттенки в семантике, но содержит множители, которые по своей языковой природе являются своеобразными антонимами.

Литература

Державин Г. Р. Сочинения Державина / С объясн. примеч. и предисл. Я. Грота. — 2-е акад. изд. — Т. 1-7. — СПб., 1868-1878.

Западов А. В. Мастерство Державина. — М., 1958.

Западов А. В. Поэзия Державина: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. — М., 1959.

Западов А. В. Поэты XVIII века: М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин: Лит. очерки. — М., 1979.

1 - 2


Г.Р. Державин (Н. Тончи)

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)

Марка «Екатерина II и ее сподвижники»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.