Державин Гавриил Романович

 

Приложение VI.

Письмо М.М. Лодыжинского о саратовских событиях, писанное 11-го августа 1774 г. из Царицына в Петербург, к неизвестному лицу1

Я сейчас прибыл водою в Царицын с частию сохраненной мною денежной казны. И за скорым отправлением сего курьера из Царицына и за неприбытием еще судна с конторскими письменными делами, не могу вас обстоятельно уведомить о том, что в Саратове по отправлении вахмистра Тита Иванова происходило, а доношу только то, что злодей Пугачев сего августа 6-го числа Саратовом овладел, Донские и Волгские казаки, також и артиллерийские три роты изменили и предались к злодею. Комендант Бошняк, положа в совете сделать круг наших магазейнов укрепление и подписав в общем совете приговор, от оного отступил и, проволоча день ото дня, всячески не допускал купцов, кои меня сами о том просили, давать работников.

Со всем тем в два дни я половину ретраншамента сделал, в котором можно бы, сохраня все казенное имущество и содержа всех возмутившихся ныне жителей в уезде, до тех пор отсиживаться, пока подоспеют идущие со всех сторон войски ко избавлению. Напротив того комендант, делая одни шутки и уверяя, что Пугачев к Саратову не пойдет, всячески мне препятствовал и, от своих приговоров отступая, приводил всю саратовскую чернь на противную сторону и сам ничего к защищению не начинал, имея до двух тысяч готовых работников, ибо я и на то уже напоследок был согласен, чтоб и в погорелом городском месте небольшой уголок укрепить: сделал ему чертеж и дал межевым офицерам, будучи и сам всегда готов к работе; но он и от сего своего мнения отступил, сказывая, что он поставит пушки, которых у него было только десять и очень мало зарядов, за негодным и вам известным валом, да еще одну или две пушки поставит у мосту и тем неприятеля в город не пустит.

Видя толь странные рассуждения, положил-было я его склонить выступить в поле на встречу злодею, зная наверное, что таким образом его отогнать можно, на что и он был согласен, почему и отряжены были Донские казаки к городу Петровску, как для разведания, так и для забрания там пушек и пороху, ведая, что воевода оттуда уже выехал и петровские жители взволновались. Сию комиссию взял на себя л.-гв. поручик Державин и комиссионер по секретным разведываниям о злодее; ибо оный Державин, находясь в Саратове, и во всех наших советах присутствовал. Под пятое число августа в ночи Державин насилу мог прискакать с Гогелем и Донским есаулом Фоминым обратно, донеся, что казаки, по вступлении 4-го дня в Петровск, Пугачеву отдались и едва их2 не изрубили. По сему известию собрал я до 300 человек фузелер и Волгских казаков до 70, велел выступить по московской дороге, дав знать о сем коменданту, который собрал гарнизонных солдат до 120 человек и 200 Саратовских казаков, и к вечеру 5-го дня поставлены были все у Московских ворот на весьма невыгодном месте, что усмотря, заехал я сам с штаб-офицерами к коменданту и сказал в осторожность, что на сем месте всех людей потерять можете, ибо не токмо оное с Соколовой горы все видимо, но еще и позади сделанный, неведомо для чего, комендантом новый вал был готовою для злодея батареею. Итак уговорил его идтить лучше в поле и к горе не допускать издалека, на что он казался и согласен, и, поехав от него, велел я не мешкав укладывать на одно судно все конторские дела, а на другое денежную казну, к чему употребил конторских служителей и человек до 50 вооруженных колонистов, оставя несколько фузелер для караула, дабы не убавить ни единого человека из фрунта.

Ночь всю таскали денежную казну и дела, а 6-го дня, до тех пор, пока начали уже канонаду, в которое время оба мои суда отвалили, я же, не имея в сем случае ни единого помощника, кроме казначея и Якова Ивановича3, который по несчастно крайне занемог, а Тилинг уехал, — подхватя лодку, насилу за плывущими моими судами мог уйтить, желая усердно быть и при фрунте, но уже был обхвачен. Итак сегодня с половиною казны, которую мог ухватить, прибыл в Царицын, а с делами судно еще не бывало. Теперь обратимся назад, что в Саратове происходило. Комендант, вместо выступления в поле, завел всю команду между валов против Соколовой горы и, подвергая ее злодейскому огню, видел как Волгские и Саратовские казаки передавались к Пугачеву, а напоследок попускал и жителям восстать, ибо перед его глазами поехал от купечества купец Кобяков к Пугачеву, стоящему у Полисова зимовья, и привез коменданту от него к указ, который он хотя перед всеми и изодрал, но купцу Кобякову ничего не сделал; потом майор Салманов4 взял перед его же глазами до 50 солдат гарнизонных и, поклонясь г. коменданту, пошел к Пугачеву, а напоследок все фузелеры, видя себя в худом месте, побежали во все стороны, и то уже было ввечеру, а при коменданте только остался наш майор Семанж, капитан Елчин5, 2 сержанта и человек 20 гарнизонных офицеров и столько же солдат ретировались и, подхватя на Увеке6 рыбачью лодку, со мною на Волге соединились. Комендант, не доезжая Камышенки, от меня отстал и где девался не знаю, а Семанж со мною приехал в Царицын. При ретираде их видели они, что злодеи казармы и магазейны наши зажгли.

Теперь прошу повелеть, что мне делать; Яков Иванович и Батурин со мною; когда с делами судно приедет и люди соберутся, тогда пришлю курьера со обстоятельным известием. Яков Иванович очень жалок, а я не имею помощника. Вот, батюшка, какая слабость г. коменданта, а все из лакомства; прошу меня защитить, он смутает (sic) меня в свое оправдание и с губернатором, который, может быть, с сим же курьером что-нибудь неправильно писал.


1 Приложено в копии к бумагам Державина. Вероятно, это и есть то письмо, о котором Лодыжинский писал к нему (№ 266): «Мое одно письмо, писанное из Царицына, попалось в руки самой Императрицы». Можно догадываться, что оно писано к кому-нибудь из служивших в Канцелярии опекунства иностранных, и именно к предместнику Лодыжинского по саратовской конторе, И.Г. Резанову, которого письмо к Державину напечатано нами под № 152.
2 Т.е. Державина с Гогелем и Фоминым.
3 Кикина.
4 Начальник фузелер; см. № 36.
5 Бывший прежде при роте, отпущенный Державину, см. там же.
6 Увек — имя горы и татарского городища на самом берегу Волги.


Г.Р. Державин. «Анакреонтические песни»

Спасо-Преображенский собор в Тамбове

Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.