Державин Гавриил Романович

 

Приложение XV.

Письмо Хемницера1 к Марье Алексеевне и Николаю Александровичу Львовым.
Смирна, 2 шля 1783.

Здравствуйте, сударыня Марья Алексеевна, с новопожалованным2. Ето я вам не пишу, а как сумасшедшей вбежав к вам в комнату, прокричал. Здравствуйте же сударыня — ох! досадно что всево сказать нельзя! быть сглонуть, пока сам вас увижу. А к тому времени подоспетъ может быть и еще что нибудь такое, с чем вас поздравить, так уж кстате. Однако знаете ли вы что я в превеликих трусостях был, и теперь еще есть, даром что вам Николай Александрович сказывал, что не я турок боюсь, а турки меня боятся3. Ну, да Бог милостив! Только проклятая язва, лишь бы та отстала; а с турками сладить можно. Землетрясение? ну что ж! бежать только в поле заставляет, лишь бы не во сне домом покрыло. В прочем как же быть! взявшись за гуж не говори, что не дюж: un peu trival, surtout quand on ecrit a une belle, mais pour le coup je ne trouve rien de plus elegant4 — всему то время есть. Пройдет, «car tout passe»5. Извините что я письмом моим на шалуна похож; ну да ведь не плакать же стать о том что — произвели. Право, сударыня, ажно больно, так весело! Не хочу больше и говорить. Простите; да здравствуйте ж смотрите. Целую вам ручку.

Хотелось бы вам6 чтоб я нашел свою выгоду в том что меня турки бояться? Однако етова то уж нет. Да Христос с ними! дай Бог только здорову быть. Так тебя произвели, друг мой Николай Александрович? Ну, здравствуй брат! Кому ж ты прежде всех о том сказать успел, приехав в дом к Марьи Алексеевне? Ей самой что ли? или кому ни случилось. Пожалуй, чево доброва; ведь ты иногда такая рожа в таких случаях, что уж сама на себя не похожа. Отбрани вак хочешь, а я уж свое взял. — Ну слава Богу! по маленьку, по маленьку.

Отпиши же смотри, (parcedure tu vais presenter a L`Imper des desseins du chapitre de St Wladimir7) что такое и пр: — Не очень у нас смирно8 говорят у вас? и у нас тоже говорят. Убежища мне искать? Хорошо, если успею. Здесь между протчем, все будучи беспокойными слухами9 заняты, успели меня уже иные турками повысить, другие в части изрубить, и как кому рссудилось. А произошло ето, вот от чего; и все от греческой животной. Случился я в деревне под городом так как и все консулы въдеревнях близь города живут, и приехали вечеру часу в 8-м дрогоман с янычарами ко мне по некоторому делу по которому здешние начальники турецкие ко мне прислали. Жители той деревни где я живу, встревожились увидя вечеру приехавших драгомана и янычар. Спрашивать у них зачем? зачем? Дрогоман не сказывать так как и должно, хотя сие и не секретное дело было; они и пуще встревожились; тот час пошли заключения, перебегать из дому в дом, и словом со мною уже то сделалось что я сказывал. Такие догадки о себе слышать не утешно; однако сколько ни был я внутренно взбешен греческою етою бестиею, но наружно играя политического актера пред всеми которые мне на другой день о том сказывали, хохотал, что есть поры мочи. При всем том однако, о чем турки и не думали, теперь в голову прийти им может. Словом, сочли что приехали мне сказать что все Смирнские турки меня ищут так как жиды Христа искали, да только с тою разницею чтоб не на кресте а иначе как нибудь умереть.

Теперь надежда есть что сумосбродные их действования сколько нибудь уймутся, потому что с последним курьером к здешним купцам кореспонд: их из Конст: пишут что будто бы совершенная наступает тишииа, сколько по всему видно, что подтвердило им также известие о заключении нового с Портою коммерч: трактата (славного дела!), и так я теперь несколько спокойнее. О умерших, о которых ты пишешь я уже знал10. — На то что ты о Вас. Вас.11 пишешь, я тебе опять тем же отвечаю, что я тебе в последнем уже письме говорил. Дело только в том чтобы хлопоты его домашние кончаны были, а в протчем воля ево, я сам себе думаю. Однако находя и в том одном упражиении, которым он занимается, удовольствие, не думая заняться другим, я на ево месте будучи, все бы таки считал жить в столичном городе а не в деревне, потому что там он во всяком смысле больше способов нашел бы исполнить желаемое: об етом я ему уже в Петербурге говорил самому. Да только все таки наперед поставить себя на способную и твердую, ногу (по своим силам) в рассуждении домашних обстоятельств ето дело все таки первое; и он и ты, оба вы признаться в етом должны — Как будто нечто новое тебе сказал! а чево? и сам от тебя же выучился.

Словом ты с ним не бранись что он писать хочет, потому что может быть он все свое блаженство в етом находить; а только бранись за то когда он по делам своим беспечен. В том и я твой секундант: да ведает и он о сем.

Прости; а я на будущей почте ожидаю от тебя что нибудь по обстоятельнее в рассуждении того что мне знать должно и можно12. Сверх моей благодарности, поблагодари еще и ты Марью Алексеевну за письмо. Право, спасибо вам обеим, что вы таки на съедение туркам отдать меня не желаете. Пришло мне на мысль: не согласится ли, может быть, теперь Вас. Вас. приехать с тем, чтоб твое, место (естьли так, я не знаю) по чину заступить. Ведь ему контролерства13 не хотелось, потому что чину того не было которого он желал.

(Приписки на полях:) Есть ли Петр Васильевич Капнист еще в Петербурге, кланяйся ему пожалуйста, и извини меня что сам к нему не пишу. Да скажи пожалуй, где Петр Николаевич и как он обретается? О письмах при сем следующих, как обыкновенно весьма тебе челом бью.

Давно уже сбираюсь я тебе сказать что новой твой лев в печати14, мне чрезвычайно нравится. Кто ево резал? Леберехтов, которой я в воску видел, инаков был. Или он ево переменил?

Не проговорись пожалуйста моим старикам о здешних проказах, или Брозину; а то они перетревожатся. Я им ни слова.


1 Это любопытное собственноручное письмо доставлено нам Л.Л. Львовым. Так как других подлинных рукописей Хемницера неизвестно, то здесь удерживаются в точности его орфография и пунктуация.
2 Н.А. Львов был произведен в коллежские советники.
3 Хемницер с 1782 г. занимал в Смирне должность генерального консула.
4 «Немножко пошло, особливо в письме к красавице, но по мне, на этот раз в высшей степени изящно».
5 «Все проходит».
6 В подлинной рукописи слово вам подчеркнуто два раза.
7 И в подлиннике «vais» вместо vas ("так как ты вскоре представишь императрице рисунки ордена св. Владимира"). Вероятно, это слова из письма Львова: ему поручено было составить рисунок задуманного Екатериной нового ордена (см. Т. I, стр. 512).
8 Друзья в переписке своей каламбурили именем Смирны. Так и Капнист 19 дек. 1782 писал Львову из Обуховки: «Радуюсь, что наш друг уже в Смирне; желаю искренно, чтоб там все смирно было и с стороны Едикуля с стороны чумы».
9 Т.е. слухами о новой турецкой войне вследствие крымских событий.
10 Менее чем через год (20 марта 1784) умер и сам Хемницер.
11 О Капнисте, который в конце 1782 г. просил Львова выхлопотать ему увольнение от службы при главном почтовом правлении и намеревался жить в деревне с тем, чтобы посвятить себя тихому труду и хозяйственным заботам.
12 Конечно по делам иностранной политики: Львов был близок к Безбородке, который сам переписывался с ним.
13 Капнист был при почтамте короткое время контролером в чине подпоручика, с которым он покинул военную службу.
14 Т.е. изображении льва в гербе печати.


Портрет Д.А. Державиной

Конверт почтовый «250 лет со дня рождения Державина»

Портрет Г.Р. Державина (Салваторе Тончи, 1799 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.