Державин Гавриил Романович

 

Персей и Андромеда. Страница 2

1-2-3

Печальная страна
Вокруг молчит,
Из облаков луна
Чуть-чуть глядит;
Чуть дышат ветерки,
Чуть слышен стон
Царевниной тоски
Сквозь смертный сон;
Никто ей не дерзает
Защитой быть:
Чудовище зияет,
Идет сглотить.


Но внемлет плач и стон Зевес
Везде без помощи несчастных.
Вскрыл вежди он очес
И всемогущий скиптр судеб всевластных
Подъял. — И се герой
С Олимпа на коне крылатом,
Как быстро облако, блестяще златом,
Летит на дол, на бой,
Избавить страждущую деву;
Уже не внемлет он его гортани реву,
Ни свисту бурных крыл, ни зареву очей,
Ни ужасу рогов, ни остроте кохтей,
Ни жалу, издали смертельный яд точащу,
Всё в трепет приводящу.
Но, светлы звезды как чрез сине небо рея,
Так стрелы быстрые, копье стремит на змея.

Частая сеча меча
Сильна, могуща плеча,
Стали о плиты стуча,
Ночью блеща, как свеча,
Эхо за эхами мча,
Гулы сугубят, звуча.


Уж чувствует дракон, что сил его превыше
Небесна воя мочь;
Он становится будто тише
И удаляется коварно прочь;
Но, кольцами склубясь, вдруг с яростию злою,
О бездны опершись изгибистым хвостом,
До звезд восстав, как дуб, ветвистою главою,
Он сердце раздробить рогатым адским лбом
У витязя мечтает;
Бросается — и вспять от молний упадает
Священного меча,
Чуть движа по земле свой труп, в крови влача.
От воя зверя вкруг вздрогнули черны враны,
Шумит их в дебрях крик: сокрыло море раны,
Но чермна кровь его по пенным вод буграм
Как рдяный блеск видна пожара по снегам.

Вздохи и стоны царевны
Сердца уж больше не жмут;
Трубят тритоны, сирены,
Музы и нимфы поют.
Вольность поют Андромеды,
Храбрость Персея гласят;

Плеск их и звук про победы
Холмы и долы твердят.

Победа! победа!
Жива Андромеда!
Живи, о Персей,
Век славой твоей!

1-2-3


Портрет Д.А. Державиной

Конверт почтовый «250 лет со дня рождения Державина»

Портрет Г.Р. Державина (Салваторе Тончи, 1799 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.