Державин Гавриил Романович

 

Державин. Д. Благой. Страница 4

1 - 2 - 3 - 4

Характеризуя "пышность и роскошь", которые окружали Потемкина во все минуты его жизни, Д. рассказывает, что во время походов он приказывал простые землянки обивать парчей и увешивать люстрами. Екатерининская Россия представляла собой изумительное соединение европейской образованности с чисто азиатской дикостью, роскоши и великолепия внешних форм жизни высшего дворянства с варварской экономикой, основанной целиком на рабском труде, с первобытной техникой, с примитивнейшими орудиями производства. "Землянки, обитые парчами и увешенные люстрами" - лучший образ русского екатерининского барокко, гениальным лит-ым выражением к-рого была поэзия Д. - поэзия гипербол и антитез по преимуществу.

Сам Д. постоянно подчеркивал, что художественным творчеством он занимался только "в свободное от службы время", "от должностей в часы свободны". Несмотря на это, по количеству своей продукции он принадлежит к числу наиболее плодовитых русских писателей. Свои произведения Д. отделывал с необычайной старательностью и упорством: такие его вещи, как "Бог", "Видение Мурзы", "Водопад", писались в течение нескольких лет; большинство его стихов имеет несколько редакций, которым зачастую предшествуют прозаические наброски и планы. С необыкновенной, чисто "брюсовской" тщательностью Д. снабдил большинство своих стихов хронологическими указаниями и всякого рода комментариями. Особенно усилилась творческая деятельность Д. в его старческий период, когда он освободился от своих служебных обязанностей. Наряду с неослабевающей "высокой" одической струей (хвалебные и философские оды, религиозные гимны), в творчестве Д. получает в это время особое развитие анакреонтическая поэзия, характерно преобладают мотивы просторной и привольной "сельской жизни", сочувственно противопоставляемой "тесноте" и "затворам" города и двора ("Похвала сельской жизни", "Евгению. Жизнь Званская" и другие), культивируется жанр басен. Помимо всего этого Д. обращается к драматическому творчеству: за последние годы жизни им написано огромное количество трагедий, драм, комедий, наконец опер, в которых он, в полном соответствии с поэтикой барокко, склонен усматривать венец художественно-поэтического творчества - "перечень или сокращение всего зримого мира", "живое царство поэзии". Современники с полным основанием называли драматические произведения Д. "развалинами" его таланта, однако они интересны тем, что автор захватывает в них различные стороны не только придворного, но и мелкопоместного и даже мещанского быта. Особенно любопытна в этом отношении опера "Рудокопы", в к-рой едва ли не впервые в русской лит-ре дано изображение крепостных рабочих. Замечательны написанные в это же время автобиографические "Записки" Д. - один из выразительнейших документов екатерининской эпохи. Лит-ая позиция Д. в его последний период характерно двойственна. С одной стороны, он является "живым памятником" XVIII века, одним из оплотов классицизма (основывает вместе с Шишковым знаменитую "Беседу любителей русского слова", пишет "Рассуждение о лирической поэзии или оде", в к-ром стоит целиком на почве классической поэтики), с другой - явно сочувствует новым веяниям: в противоположность своим лит-ым единомышленникам "восхищается", "стоит горой" за Карамзина. Эта двойственность вполне соответствует историко-литературной роли творчества Д., завершающего все литературное развитие XVIII века и в то же время, по справедливым словам Белинского, зажигающего "блестящую зарю" новой русской поэзии.

Среди современников творчество Д. пользовалось исключительным признанием и популярностью. Новые стихи Д. еще до напечатания широко распространялись в списках, его оды выпускались по тому времени в огромных тиражах (напр. ода "На взятие Измаила" была отпечатана в количестве 3 000 экземпляров - тираж, равносильный тиражу современного издания). Пиетет к поэзии Д. не только прочно держался у представителей следующего литературного поколения - Карамзина, Дмитриева, Жуковского, - но был усвоен и поэтами пушкинской эпохи. Почти все поэты плеяды начинали под знаком традиций державинской школы, но в дальнейшем своем творчестве почти все они отталкивались от Д. Процесс преодоления Д., пересмотра его наследия с особенной резкостью выразился в уничтожающем отзыве Пушкина [1825]: "Перечел я Д. всего, и вот мое окончательное мнение. Этот чудак не знал ни русской грамоты, ни духа русского языка (вот почему он и ниже Ломоносова) - он не имел понятия ни о слоге, ни о гармонии, ни даже о правилах стихосложения. Вот почему он и должен бесить всякое разборчивое ухо. Он не только не выдерживает оды, но не может выдержать и строфы... Читая его, кажется, читаешь дурной, вольный перевод с какого-то чудесного подлинника... Его гений думал по-татарски, а русской грамоты не знал за недосугом... У Д. должно сохранить будет од восемь да несколько отрывков, а прочее сжечь. Гений его можно сравнить с гением Суворова, - жаль, что наш поэт слишком часто кричал петухом, - довольно об Д.". Этот отзыв, в к-ром Пушкин трактует в качестве недостатков, неумения владеть языком, все особенности державинской поэтики и стиля, мог бы служить примером столь неожиданной для Пушкина эстетической слепоты к явлениям известного рода. Однако "неприятие" Пушкиным Д. - насквозь социальной природы. Линии социального развития Пушкина и Державина, которые лежат в одной классовой плоскости, вместе с тем прямо противоположны друг другу. Пушкин идет сверху вниз, от "шестисотлетнего дворянства" к "третьему состоянию", - к бытию писателя-профессионала. Линия Д. из мелкопоместья ведет его круто наверх, в ряды высшей знати. Отсюда даже там, где в творчестве обоих поэтов находим родственные элементы, они даны в совершенно разной окраске. Так и творчеству Д. и творчеству Пушкина присущи несомненные элементы демократизма. Однако демократизм Пушкина возникает из утонченности, из высшего аристократизма и сохраняет все следы этой утонченности. Демократизм Д. - здоровая, примитивная грубость, зачастую вульгарность. Этим объясняется предпочтение Пушкиным строго классической ломоносовской оды и отрицательное отношение к деградировавшему ее Д., который "не выдерживает тона", "кричит петухом". Параллельно пересмотру творчества Д. поэтами идет переоценка его критикой. Последняя с особенной наглядностью проступает в двух отзывах о Д. Белинского, сделанных на расстоянии десятилетия [в 1834 и 1843]. Первый - восторженный, второй - гораздо более сдержанный, признающий за поэзией Д. только относительное историческое значение. Отзывы Пушкина и Белинского определили отношение к Д. на протяжении всего прошлого века. Лит-ые традиции Д., сказавшись в поэзии Тютчева, в "высоких" местах гоголевской прозы, уходят глубоко под землю, снова выступая только в начале XX в. в творчестве Вяч. Иванова, этого, по отзыву некоторых критиков, "Державина наших дней". "Вещность" Д., его чувственная влюбленность в предметы "здешнего", зримого мира, смакование их - оказываются близки творческим устремлениям акмеизма. Из среды, лит-но близкой акмеизму, появляется ряд критических статей, снова дающих высокую оценку творчества Д. Некоторые аналогии "смешанному" жанру оды Д., соединяющему воспевание с шуткой и сатирой, можно усмотреть в творчестве В. Маяковского. Научное изучение поэзии Д. почти еще не начиналось.

Библиография: I. Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота, тт. I-IX, изд. Академии наук, СПБ., 1864-1883 (самое полное собр. сочин., хотя и не включающее всего написанного Д., с подробнейшими комментариями, словарем, биографией, библиографией и т. п. Существует в двух видах - с иллюстрациями и без них. Пользоваться рекомендуется изданием с иллюстрациями, современными автору и представляющими сами по себе замечательный памятник эпохи); Избранные сочинения Державина, под ред. и с примеч. Л. Поливанова (здесь отрывки из "Записок" Д., избранные стихи, проза, отрывки из драматических произведений); Г. Р. Державин, в сб. "Русская поэзия", под ред. С. А. Венгерова, т. I, XVIII в., СПБ., 1897 (избранные стихи Д.; в примечаниях и дополнениях подбор наиболее характерных критических статей о Д. и библиография); Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам, описанная Я. Гротом, тт. I-II, изд. Академии наук, СПБ., 1880-1883.

II. Вяземский П. А., О Державине, 1816, см. Полное собр. сочин., т. I, СПБ., 1878; Пушкин А. С., Державин, Автобиографическая заметка, 1833 (см. в Собр. сочин.; отзывы в письмах Пушкина о Д. см. в Собр. писем, под ред. Б. Л. Модзалевского, тт. I-II, Гиз, 1926-1928, по именному указателю в конце II тома); Гоголь Н. В., В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенности (см. в Собр. сочин.); Белинский В. Г., Сочинения Державина, 1843; см. еще Литературные мечтания, 1834, и Сочинения Пушкина; I обозрение русской литературы от Державина до Пушкина, 1843 (в Собр. сочин.); Буслаев Ф. И., Иллюстрация стихотворений Державина, в кн. "Мои досуги", ч. 2, М., 1886; Садовской Борис, Г. Р. Державин, "Русская Камена", М., 1910; Грифцов Б., Державин, в журн. "София", 1914, Љ 1; "Вестник образования и воспитания" (юбилейный державинский номер), Казань, май - июнь 1916 (здесь статьи Абакумова С., Об отношении Державина к народной поэзии, Машнина А., Эстетическая теория Батте и Державин, Данилова Н. М., Пушкин о Державине и др.); Вальденберг Н., Державин, опыт характеристики, П., 1916; Иконников В. С., Г. Р. Державин в своей государственной и общественной деятельности, П. - Киев, 1917; Фирсов Н. Н., Державин как выразитель настроения российского дворянства, "Известия Северо-восточного архангельского института в Казани", т. I, 1920; Ходасевич Вл., Державин, в кн. "Статьи о русской поэзии", П., 1922; Эйхенбаум Б., Державин, в кн. "Сквозь лит-ру", Л., 1924; Gukowsky G., Von Lomonosov bis Derzavin, "Zeitschrift f?r slavische Philologie", В. II, Doppelheft 3/4, 1925; Гуковский Г., Первые годы поэзии Державина, в кн. "Русская поэзия XVIII века". Л., 1927: Тынянов Юрий, Ода как ораторский жанр, в сб. "Поэтика", III, Л., 1927 (в особенности, стр. 120-124); Пумпянский Л. В., Поэзия Ф. И. Тютчева, в сб. "Урания", Тютчевский альманах, Л., 1928 (здесь ряд ценных указаний о стиле Д.).

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX столет. включительно, ч. 1, СПБ., 1899. Д. Благой

1 - 2 - 3 - 4

Вернутся в раздел «О Державине»


«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»

Петрозаводск

Конверт почтовый «Памятник Гавриле Державину в Тамбове»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.