Державин Гавриил Романович

 

Поэтический путь Державина. Страница 3

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,
Как молнией, косою блещет
И дни мои, как злак, сечет.

Фигура смерти (смерти!) очень конкретна и ощутима зрительно. Сами художественные образы взяты из обыденной русской жизни: смерть подсекает косой человека, подобно крестьянину жнущему рожь. Далее эта "жизненность" еще более подкрепляется:

И бледна смерть на всех глядит...

(Подавляющее большинство поэтов, современников Державина, сказало бы: "зрит")

И точит лезвие косы.

Отсюда уже недалеко до полностью "бытового" образа смерти:

И смерть к нам смотрит чрез забор...
("Приглашение к обеду")

и строк, поразивших своей величавостью и одновременно обыденностью такого художника, как Гоголь.

И смерть, как гостью, ожидает, -
Крутя, задумавшись, усы
("Аристиппова баня")

"Слог у него так крупен, - писал Н. И. Гоголь, отмечая одну из главных особенностей поэзии Державина, - как ни у кого из наших поэтов. Разъяв анатомическим ножом, увидишь, что это происходит от необыкновенного соединения самых высоких слов с самыми низкими и простыми, на что бы никто не отважился, кроме Державина. Кто бы посмел, кроме него, выразиться так, как выразился он? Кто, кроме Державина, осмелился бы соединить такое дело, каково ожидание смерти, с таким ничтожным действием, каково кручение усов?" {Гоголь Н. В. Полн. собр. соч., т. VIII, М.-Л., 1952, с. 374.}

А о художественном впечатлении, которое производило стихотворение на читателя, хорошо сказал В. Г Белинский. "Как страшна его ода "На смерть Мещерского": кровь стынет в жилах, волосы, по выражение Шекспира, встают на голове встревоженною ратью, когда в ушах ваших раздается вещий бой _глагола времен_, когда в глазах мерещится ужасный остов смерти с косою в руках!" {Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. 1, М., 1953, с. 50.}

Еще более наглядны, чем в оде "На смерть князя Мещерского", новаторские элементы в стихотворениях "Ключ" и "На рождение в Севере порфирородного отрока".

В "Ключе" впервые в русской поэзии природа выступила как самостоятельный объект изображения, самостоятельная эстетическая ценность и вместе с тем как источник поэтического вдохновения Правда, начинается "Ключ" с олицетворения в античном духе, но дальше поэт развернул серию великолепных предромантических картин вполне реального Гребеневского ключа в том виде, как он выглядит в разное время суток. Особо интересна 7-я строфа, в которой Державин, по верному замечанию советского исследователя А. В. Западова, "наметил не только обязательны? элементы ночного пейзажа, столь распространенные затем в сентиментальной и романтической поэзии, но и словарь с выражениями "приятный", "бледный", "дремлющий", "холмы", "рощи", "тишина". По правде говоря, к этому словарю мало что прибавлялось в дальнейшем" {Западов А. В. Мастерство Державина. М., 1958, с. 122.}.

Античная аллегория осталась нереализованной, однако "античный зачин" дал соответствующую форму, стихотворению. "Ключ" написан пятистишными строфами с рифмовкой АбАбЖ. Последний, пятый стих в строфе - белый, нерифмованный, что на "языке" державинской поэтики является приметой древнего (в частности, античного) образного строя и одновременно вдохновения. В таком значении этот прием, чрезвычайно характерный для зрелого Державина, впервые использован именно в "Ключе", - и он придает стихотворению резко индивидуализированную форму.

Стихи "На рождение в Севере порфирородного отрока" посвящены рождению внука Екатерины II, будущего Александра I. Рождение ребенка в царском семействе всегда было темой только торжественных од, а Державин избрал форму, характерную для легких, так называемых "анакреонтических" стихов. Однако державинское произведение - и не анакреонтическая ода. Это "аллегорическое сочинение" с элементами сказочного сюжета, близкого по содержанию к началу "Спящей красавицы" Шарля Перро. Возникает новое художественное единство, не подпадающее ни под один из существовавших ранее жанровых разрядов. Ориентированный на французскую легкую поэзию и сказку сюжет потребовал введения новых персонажей-гениев, которые в будущем станут обязательными атрибутами романтизма. Еще более интересны и важны те изменения, которым подверглись в стихах 1779 года* традиционные мифологические персонажи. Особенно любопытна метаморфоза, которую претерпел у Державина Борей.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы

Портрет Г.Р. Державина

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский, 1811 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.