Державин Гавриил Романович

 

Державин. Страница 7

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Не заключит меня гробница,
Средь звезд не превращусь я в прах, -

говорит Державин в стихотворении "Лебедь" (1804), а в "Объяснениях" замечает: "Средь звезд или орденов совсем не сгнию так, как другие" [Державин Г. Р. Сочинения. В 9-ти томах, т. 3. СПб., 1866, с. 711].

В стихах он шел от конкретного к неслыханно высоким образам; в "Объяснениях" же возвращал эти образы с неба на землю, словно желая показать равновеликость, равнозначность для жизни мгновенного повода к созданию стиха и его последующего художественного воплощения.

Необычайным я пареньем
От тленна мира отделюсь,
С душой бессмертною и пеньем,
Как лебедь, в воздух поднимусь.

В двояком образе нетленный,
Не задержусь в вратах мытарств;
Над завистью превознесенный,
Оставлю под собой блеск царств.

Кто знает, быть может, и в самом деле посетила его мысль об орденах, когда он писал эти строки? Но как же далеко ушел от нее Державин! Скорее же эта мысль возникла у него, когда он Диктовал "Объяснения". Впрочем, оттолкнуться Державин мог действительно от чего угодно, ибо причудливость художестзенно-пoэтических ассоциаций неисчерпаема и находится далеко за пределами рационально-логического мышления. Ведь известно, например, что Суриков задумал написать "Боярыню Морозову", увидев ворону на белом снегу. Только Державин, будь он на месте Сурикова, непременно увековечил бы эту ворону в "Объяснениях".

"Объяснения" и "Записки" можно лишь с известной долей условности отнести к жанру художественной прозы. Диктуя первые и быстро набрасывая вторые, Державин менее всего заботился о литературности слога. Ему нужно было успеть рассказать о себе и своей эпохе. Этой торопливостью объясняются шероховатость стиля, незавершенность фраз, иногда отсутствие согласования - все то, чем грешат "Объяснения", а еще больше "Записки". Проза Державина необработанна и тяжеловесна. Но в самой необработанности ее, первозданности и стихийности состоит ее особая ценность, обаяние "человеческого документа". Это не "сочинение" в буквальном смысле этого слова, а скорее порыв души, запечатленный на бумаге. Отсюда характерная для "Записок" сбивчивость, повторения уже сказанного, эмоциональная взволнованность, вызванная особенно важными или дорогими для поэта воспоминаниями.

"Объяснения" и "Записки" раскрывают новую грань в нашем представлении о Державине, его личности, отношении к жизни, творчеству, себе самому. А вместе с тем показывают путь, который предначертал Державин для русской литературы, научив ее видеть важность, значительность, даже величие в повседневном, сиюминутном, преходящем.

В 1913 году, отделенная от Державина почти столетием, Марина Цветаева писала: "Все мы пройдем. Через пятьдесят лет все мы будем в земле. Будут новые лица под вечным небом. И мне хочется крикнуть всем еще живым: Пишите, пишите больше! Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждый вздох!.. Не презирайте "внешнего"! Цвет ваших глаз так же важен, как их выражение; обивка дивана - не менее слов, на нем сказанных. Записывайте точнее! Нет ничего не важного!" [Цветаева М. И. Из двух книг. М., 1913, с. 3.].

Это, конечно, не "поэтическая традиция", но та духовная преемственность, которую на протяжении веков свято хранит в себе и несет дальше русская литература.


Источник: Г. Р. Державин. Сочинения. Составление, биографический очерк и комментарии И. И. Подольской. (C) Издательство "Правда", 1985 Составление. Биографический очерк. Комментарии. Иллюстрации.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Вернутся в раздел «О Державине»


Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы

Памятник Г.Р. Державину в Казани

Ключ цифирного письма




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.