Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Простить зло

Федоров А. В.: Иоанн Грозный в изображении Г. Р. Державина и А. К. Толстого. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8

Есть в русской истории несколько монархов, ставших для отечественного искусства своеобразными «вечными образами». Обращение к ним художников и писателей, как правило, связано не только с попытками художественного воскрешения ушедших времен, но и задачами осмысления особенностей национального характера, познания природы и сущности власти, изображения государственного и человеческого идеала. Два самых ярких примера таких государей — Иван Грозный и Петр Великий, чьи литературно-художественные портреты предлагает у нас практически каждая культурная эпоха, в том числе и созданная XIX веком.

В 1814 году Г. Р. Державин пишет либретто оперы «Иоанн Грозный, или Покорение Казани». Почти через полвека, в 1861 году А. К. Толстой завершает роман «Князь Серебряный», а в 1866 году — первую часть будущей «Драматической трилогии» — «Смерть Иоанна Грозного».

1

Иоанн Грозный в изображении Державина — образец сильного монарха, умеющего принимать решения, брать на себя ответственность за государство и подданных. Его бескомпромиссная твердость закономерна и благотворна именно с государственной точки зрения. Простить зло — значит смириться с ним, узаконить его существование. Таким образом, жестокость понимается монархом как государственный долг. Долг суровый, поскольку не встречающий понимания у современников. Из этого следует парадоксальный вывод: царь должен думать не о своих подданных, а об их потомках, то есть не о прижизненной, а о посмертной славе1. Иоанн у Державина равнодушен к лести:

Царь, в жизнь свою хвалимый, —
Кумир2, льстецами только чтимый.
Не тот достоин хвал, кто днесь щедроты льет,
Но кто счастливые потомству дни кует...3

Характерно, что, говоря о своих юных заблуждениях, Грозный называет в одном ряду следующие качества, оценивая их отрицательно: «кроток, тих,.. неопытен, несведущ, добр, млад, слаб» (494). Доброта и слабость синонимичны, с ними монарх лишь «видом царь, а духом раб». Иоанн, таким образом, поставлен перед необходимостью выбора: или инфантильность или «грозность». По мнению Державина, выбор сделан правильно, так как жесткость характера является несомненным достоинством истинного государя, аналогом отеческой суровости.

Реальные следствия этого — слава русского оружия, расширение государственных границ, усмирение враждебных соседей. Грозный выступает как великий устроитель («Торг внешний окрыля, онеподвижил нивы») и собиратель земли русской, праведный и славный завоеватель,

Который вкруг соседей усмирил,
Россию расширил...
И Россов утвердил величие и славу
Над полвселенной тем,
Что правятся они одним царем (538).

Иоанн IV в изображении А. К. Толстого хочет убедить окружающих и самого себя в том, что он — сильный монарх. Именно с тайным комплексом неполноценности4 — слабостью — связано болезненное стремление тирана подкреплять власть жестокостью. Сила не нуждается в доказательствах.

При этом Грозный может надевать маску человека глубоко страдающего, но вынужденного быть жестоким, так как благо государства того требует. Однако в отличие от Державина, у Толстого это выглядит лицедейством, крокодиловым плачем, ибо отсутствует главное — действительная необходимость в кровопролитии: никто не заставляет царя, кроме него самого. «Он жесток по природе и по системе; он не для того только губит, чтобы губить; он губит с политическою целью, но пользуется случаем, чтобы потешить свою жестокость» (3, 456). Поэтому так лживо-патетично звучит в романе признание Грозного: «... Называют меня кровопийцею, а не ведают того, что, проливая кровь, я заливаюсь слезами! Кровь видят все; она красна, всякому бросается в глаза; а сердечного плача моего никто не зрит...» (3, 225). Эта произнесенная Грозным фраза вызывает неслучайные ассоциации со знаменитым лирическим отступлением из «Мертвых душ» про видимый миру смех и «незримые, неведомые ему слезы».

Реальные результаты жестокости разрушительны и плачевны как для государя, так и для государства: «Теряя свои владения одно за другим, теснимый со всех сторон врагами, видя внутреннее расстройство государства, Иоанн был жестоко поражен в своей гордости, и это мучительное чувство отразилось на его приемах и наружности. Он стал небрежен в одежде, высокий стан его согнулся, очи померкли, нижняя челюсть отвисла, как у старика...» (3, 434). Это портрет человеческого и политического бессилия — закономерного следствия бессердечия.

Грозный в изображении Державина — образец судьи праведного. Свою миссию он понимает не только как четкое разграничение добра и зла, но и как активное участие в вечной борьбе между ними:

Гром брошу сил моих
На внутренних врагов, на внешних
И, возлюбя добросердечных,
Искореню всех злых (495).


1 «... Добрая слава Иоаннова пережила его худую славу в народной памяти: стенания умолкли, жертвы истлели, и старые предания затмились новейшими; но имя Иоанново блистало на судебнике и напоминало приобретение трех царств монгольских: доказательства дел ужасных лежали в книгохранилищах, а народ в течение веков видел Казань, Астрахань, Сибирь как живые монументы царя-завоевателя; чтил в нем знаменитого виновника нашей государственной силы, нашего гражданского образования; отвергнул или забыл название мучителя, данное ему современниками, и по темным слухам о жестокости Иоанновой именует его только Грозным... История злопамятнее народа!» (Карамзин H. M. Избранные сочинения: В 2 т. Т. 2. М.; Л., 1964. С. 410-411.)
2 Грозный у Державина как истинный христианин страшится войти в роль кумира, идола, лжебога — ибо призвание монарха — не подменить Отца Небесного, а исполнять Его волю. Грозный у Толстого жаждет именно идолопоклонничества.
3 Сочинения Державина с объяснит. примеч. Я. Грота: В 7 т. Т. 4. СПб., 1874. С. 496. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием страницы.
4 В «Проекте постановки на сцену трагедии "Смерть Иоанна Грозного"» (1866) Толстой дает своему герою следующую характеристику: «Иоанн, властолюбивый от природы, испорченный лестью окружающих его царедворцев и привычкою к неограниченной власти, сверх того раздражен случившимися в его детстве попытками некоторых бояр завладеть им как орудием для своего честолюбия. С тех пор он видит врагов во всех, кто стоит выше обыкновенного уровня, все равно чем: рождением ли, заслугами ли, общим ли уважением народа. Ревнивая подозрительность и необузданная страстность Иоанна побуждает его ломать и истреблять все, что кажется ему препятствием, все, что может, по его мнению, нанести ущерб его власти, сохранение и усиление которой есть цель его жизни» (Толстой А. К. Собр. соч.: В 4 т. Т. 3. М., 1964. С. 454-455. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием тома и страницы.)

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8


Портрет Г.Р. Державина

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский, 1811 г.)

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.