Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Сам поэт в 1805 г

Роте X.: "Избрал он совсем особый путь" (Державин с 1774 по 1795 г.). Страница 1

1 - 2 - 3 - 4

Настоящая статья — несколько измененный текст доклада, прочитанного 28 сентября 1996 г в Потсдаме, в Центре по изучению европейского Просвещения, на конференции "Восприятие идей Просвещения в России в контексте официальных концепций образования 1700-1825". Полный текст статьи на немецком языке опубликован в Zeitschnft fur Slavistik Bd. 42 1997 H. 1 S. 68-93

В начальный период творчества, с 17б7-го примерно по 1780 год, Державин сохранял основные просветительские представления В стихах он стремился поучать государственных деятелей, воспевал правителей и наиболее значительные события общественной и политической жизни, обращался к просвещенным вельможам с эпистолами или высмеивал предрассудки в шутливых произведениях, отдушиной для слабостей человеческой природы была анакреонтика1. Подобные стихи обычно мало индивидуализированы, в них доминируют просветительские формулы, которые сохраняются в державинском творчестве вплоть до начала XIX века, а в последние годы жизни Державина их роль даже усиливается. И все-таки 1780 год стал важнейшей вехой, что связано с так называемым "переломом", "скачком", который, как считается, произошел в его творчестве в 1779 году.

Об этом "скачке" сохранилось признание самого Державина, однако его сущность еще не была прояснена, не сохранилось и свидетельств кого-либо из современников. Сам поэт в 1805 г утверждал, что с 1779 г. "избрал он совсем особый путь, будучи предводим наставлениями г. Батте и советами друзей своих Н. А. Львова, В. В. Капниста и И. И. Хемницера, подражая наиболее Горацию"2. Все исследователи, писавшие до В. Ф. Ходасевича3, не оспаривая приняли это положение. Ниже предпринята попытка рассмотреть, в какой степени творчеству Державина после 1779 г. присуще нечто новое и какую роль при этом играл до 1795 г. Гораций4. Одновременно будет обращено внимание и на то, как менялись у Державина традиционные воззрения на "просвещение" и на поэзию в их взаимоотношении, т. е., в сущности, как виделась ему связь политики и поэзии.

При этом хотелось бы проанализировать один из мотивов, а именно мотив зеркала, в четырех стихотворениях "Ключ" (1779), "Бог" (1781/1784), "Ласточка" (1792/1794), "Памятник" (1795).

Есть доказательства тому, что Гораций был известен Державину с 1774 г.5, когда он переложил в стихи пять од Фридриха Великого с немецкого прозаического перевода, изданного в 1760 г Как недавно показала Н. Ю. Алексеева, все они были ориентированы на оду "А la fortune" (1723) Ж. — Б. Руссо (1610- 1741), считающуюся первой в ряду горацианских од нового классицизма Другим посредником был Карл Вильгельм Рамлер (1725- 1792), стихи которого Державин к тому времени уже хорошо знал6. На один из его переводов Горация ориентирован державинский "Ключ"7. Вряд ли поэтому можно говорить о "скачке", скорее — о постепенном развитии.

Ода "Ключ" — первое программное стихотворение Державина, посвященное поэтическому творчеству, сама поэзия впервые им сделана здесь темой лирического произведения.

Речь в данном случае должна вестись о литературном влиянии. Как известно, переводы и переложения того времени допускали особенно большое число вольностей, и именно отклонения от образцов позволяют оценить степень оригинальности русской поэзии эпохи Просвещения, которую столь часто считают стереотипной и абстрактной.

К написанию оды "Ключ" поэта побудил выход из печати "Россияды" Хераскова летом 1779 г. Державин избирает в качестве образца 13-ю оду III книги Горация, в которой римский поэт описал ручей Бандузия у себя на родине как источник поэтического вдохновения Сравненный с Кастальским ключом, он становится метафорой поэзии вообще. Ему же уподоблен ручей в поместье Хераскова близ Москвы Державин, и прежде ориентировавшийся в своем творчестве на Хераскова и его учеников, свое программное произведение о сущности поэзии обращает именно к нему. Это вполне логично, ибо, хотя Державин и утверждал позднее, что Ломоносов был в то время его ориентиром, кажется, что Херасков был ему тогда все же ближе.

Но стихотворение Державина вряд ли можно признать горацианским, хотя там говорится о кастальском источнике. Державинскую оду отличают от латинского прототипа и размеры (четыре строфы по четыре стиха в каждой превратились в десять строф, состоящих каждая из пяти стихов), и темообразующий мотив. Его видим уже в первой строфе, которую редко цитируют8:

Седящ, увенчан осокою,
В тени развесистых древес,
На урну облегшись рукою,
Являющий лицо небес,
Прекрасный вижу я источник.

Оду, таким образом, открывает мотив зеркала, здесь впервые появляющийся у Державина в положительном качестве9. Он проходит затем через все стихотворение и определяет его тематическое развитие Мотив этот отнюдь не горацианский и отнюдь не античный10. Но в нем-то и заключается характерное отступление от Горация и от перевода Рамлера, верного образцу. Переосмыслив мотив зеркала, Державин одновременно неизбежно переосмыслил и другие горацианские мотивы.


1 Похвальные оды Державина "На шествие Императрицы в Казань" (1767), "Ода Екатерине II" (1767), "На поднесение депутатами ея величеству титла Екатерины Великой" (1767), "На победы Екатерины II над турками" (1772), "На бракосочетание великого князя Павла Петровича с Натальею Алексеевною" (1773), "На обручение великого князя Павла Петровича с Мариею Федоровною" (1776), "Петру Великому" (1776), "Монумент Петра Великого" (1776), "На освящение Каменноостровского инвалидного дома" (1778). Оды на смерть сановников "На смерть Бибикова" (1774) Послания "Эпистола к генералу Михельсону на защищение Казани" (1775), "Эпистола И. И. Шувалову" (1777), "Невесте" (1778). К шутливым стихам можно причислить "Модное остроумие" (1776) и ранние анакреонтические стихи (1770-1776) И, наконец, надписи, обращенные к Петру (1775), к Феофану Прокоповичу, А. Д. Кантемиру и Н. Н. Поповскому (1777).
2 Державин Г. Р. Сочинения с объяснительными примечаниями Я. Грота, 2-е изд. СПб., 1864 Т. IV С. 443 (в дальнейшем ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома римскими цифрами, страниц — арабскими). Несколько иначе цитируется Я. К. Гротом в другом месте (VIII, 275 и далее).
3 Ср. "В действительности такого перелома не было" (Ходасевич В. Ф. Державин М., 1988 С. 97).
4 См. Пинчук Л. А. Гораций в творчестве Г. Р. Державина // Учен. Зап. Томского ун-та 1955. Вып. 24 С. 71-86, Buscb W. Ногаz in Russland Munchen, 1964 S. 70-86.
5 Алексеева H. Ю. Державинские оды 1775 года (К вопросу о реформе оды) // XVIII век, СПб., 1993 Сб. 18 С. 75-92.
6 Rosendahl G. Deutscher Einfluss auf G. R. Derzavin Diss Bonn, 1953 S. 58-62. Выводы этой до сих пор не утратившей своей ценности работы лишь подтверждены и никоим образом не превзойдены в статье Доценко И. И., Григорова Н. В. Г. Р. Державин и русско-немецкий литературный диалог XVIII в. // Творчество Г. Р. Державина. Специфика. Традиции. (Научные статьи, доклады, очерки, заметки) Тамбов, 1993 С. 238-244.
7 См. примечание Я. К. Грота (I, 77).
8 Ее, к примеру, цитирует Ю. Н. Тынянов в статье "Ода как ораторский жанр" (1922, см. Тынянов Ю. Н. Архаисты и новаторы Л., 1929 С. 78), но его при этом интересуют анжамбеман и расположение рифм. Многие объяснения исследователя вызывают недоумение — так, он выводит нерифмованный стих из античности, игнорируя Вольтера и немецких современников. См. также Левицкий А. А. Образ воды у Державина и образ поэта // XVIII век СПб., 1996 Сб. 20 С. 61.
9 До этого находим его лишь однажды, в переложении "Оды на ласкательство" (1774) Фридриха Великого. Там метафора отражения выступает в качестве отрицательном — как "море заблуждения", являющееся "неверным зеркалом, сокрывшим правду" (строфа XI). Ср. также "На порицание" (1774, строфа XVIII), "Ода на знатность" (1774, строфа IV, ст. 4).
10 Приношу благодарность О. Цвирлейну за указание тех немногих мест в античной литературе, где встречается мотив зеркала Вергилий, экл. II, 25 (восходит к Феокриту, VI, 35), "Энеида", VIII, 20-25 (восходит к Аполлонию Родосскому, III, 55 и далее, IX, 373), Лукреций, IV 209213 Мотив зеркала здесь, разумеется, никоим образом не связан с поэтическим восприятием христианской религиозности.

1 - 2 - 3 - 4


Башня Сююмбике - исторический символ Казани

Ночной Оренбург

Ночной Эрмитаж в Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.