Державин Гавриил Романович

 

Полюшкина Р. А.: Характер лирического "Я" в анакреонтической поэзии Г. Р. Державина. Страница 3

1 - 2 - 3

В анакреонтических стихах Державин часто использует прием, который достаточно характерен для его од. Это прием эмоционального перебоя, эмоциональной непредсказуемости, когда после эмоции определенного плана вдруг появляется иная контрастная эмоциональная нота. В одах эти разнородные эмоциональные фрагменты достаточно обширны и внутри них структура подчиняется закону эмоциональной градации, характерной для классической оды, т. е. у Державина как бы появляются малые оды — фрагменты внутри большого стихотворного, теряющего жанровую специфику произведения, но объединенного зато субъектом высказывания, новым характером лирического «я». При этом порой произведение как бы разрастается, становится больше обычных классицистических од («Водопад», к примеру).

В анакреонтических стихах внутри малого объема этот прием своеобразно расширяет эмоциональный диапазон. В уже упоминавшемся стихотворении «Купидон» по ходу сюжета возникает эмоциональная гамма: спокойствие в мире и душе сменяется беспокойством, жалостью и, наконец, концовкой: «С тех пор начал я крушиться, / Как любви во мне стрела». Контрастное завершение нехитрого сюжетного повествования дает некий эмоциональный перебой и формирует особую индивидуально-эмоциональную насыщенность произведения. В стихотворении «Призвание и явление Плениры» лирический поток организуется сменой чувств. Начало звучит спокойно-нежно: «Приди ко мне, Пленира...». Затем появляется отчаянно-безысходная грусть утраты: «Но нет уж половины / Во мне души моей». И завершается утешением и надеждой: «Миленой половину / Займи души твоей».

В анакреонтических стихах Державина возникает ощущение естественности и органичности переживания, а разноплановость эмоций сообщает им глубину и многозначность, лишая условности сумароковских любовных песен. Даже там, где эмоции в разных частях произведения одного плана, они тем не менее различной глубины и интенсивности. В стихотворении «Рождение Красоты» сюжетное построение — легенда доказывает, что красота — первопричина всего: «Мир и брани — от красот». Но это не просто описание, сюжетные повороты формируют особую тональность, эмоциональная окраска меняется по ходу произведения. Спокойное начало, затем нагнетение взволнованности, ярости, смятения — и возвращение к спокойствию. Но это уже не прежние эмоции, в них появляется содержательность и глубина пережитого.

Организует лирическую атмосферу и соответствующая лексика, и особый звукоряд. Так, в стихотворении «Рождение Красоты» взволнованность создается обилием существительных, подбором слов, содержащих «р», почти исчезающих в последней части, где, напротив, появляется обилие слов, содержащих «л». И ритмическая структура также создает эту разрядку — большее количество пиррихиев в строках, говорящих о спокойствии.

Еще одной особенностью державинской анакреонтики является мастерское использование строфической и нестрофической структуры, о чем выше уже было несколько сказано. У Державина этот принцип построения (отступление от 10-строчной одической или 6-строчной строфы с определенным способом рифмовки) не выполняет только роль формального признака анакреонтического стихотворения. Характер высказывания тесно связан в его анакреонтике с характером строения стиха. Нестрофическое построение формирует единый поток высказывания, создавая особую нерасчлененную лирическую стихию, в которой эмоции тесно взаимосвязаны.

Державин довольно быстро отказался от нерифмованного стиха, поняв, что это чисто внешний признак, не влияющий на характер высказывания. Рифма только подчеркивает лирическую структуру, укрепляя новую ритмическую организацию стиха. Нестрофический же стих Державиным активно используется, и он действительно воспринимается иначе, чем строфический.

Достаточно широко использует Державин четырехстишье, малая форма которого позволяет расчленить лирический поток на небольшие элементы, четко организованные логически и эмоционально. Более сжатое и насыщенное информационное и эмоциональное поле четверостишья, дискретность высказывания создают иную внутристиховую атмосферу.

Есть у Державина и более сложные строфы, но и ими он пользуется по-своему, еще более подчеркивая строфическую структуру целым рядом средств. Кроме названных анафоры, эпифоры у него порой строфа выделяется отсутствием рифмовки в последних строках («Пчелка») или графическим оформлением концовки (строка короче других или просто смещается по отношению к другим).

В определенной степени это и результат строфического мышления русской поэзии XVIII в., которое в XX в. утрачено (сейчас в основном характерны четверостишия, астрофическое или строфоидное стихотворение). У Державина оно вышло на стадию сознательного творческого отношения к строфике. В отличие от предыдущей поэзии, у Державина строфическое строение становится тесно связанным не с жанром, а с характером лирического высказывания, придавая ему в свою очередь особенность, индивидуализированность.

В борьбе с ломоносовскими «велелепием и пышностью» Сумароков и его последователи теряли чрезвычайно важное для поэзии качество. Ломоносов умел выразить эмоцию, пусть эмоцию одного плана. «Я» его од — это не «я» личности, индивидуума, это «я» Поэта, выступающего в системе таких ценностей, как Нация, Государство, Царь, Истина и пр. И пространный жанр оды с ее большой строфой, высоким стилем, укрупненными образными средствами позволял максимально создать высокий эмоциональный накал.

Сумароков называет чувство и рассказывает о нем. Простота поэтического языка, отказ от его метафоричности ведет к обеднению эмоционального содержания. Чувство, даже если оно пережито лично, не переведенное в художественную ткань, не воздействует. Не создав лирическую атмосферу, стихотворное произведение не становится лирическим. Не случайно последователи Сумарокова все более уходили в дидактизм, риторичность. Отказываясь от возвышенного лиризма ломоносовских од, сумароковская поэзия не приобретает все же индивидуального, личностного характера, хотя и становится поэзией частного чувства. «Я» здесь так же условно и функционально, хотя и в ином плане.

Стихотворениям Державина личностный характер придают не столько автобиографические элементы (это в общем-то и никогда само по себе не имеет эстетической ценности), сколько новый характер «я», организующего всю структуру, личностное отношение к изображаемому, которое делает его выражаемым через систему художественных средств.

Все элементы формы в стихотворениях анакреонтического типа у Державина перестают играть роль только жанрообразующих признаков, как это было у его предшественников и даже современников. На первый план выдвигается субъект высказывания, лирическое «я», которое подчиняет все другие элементы. Четкость иерархической жанровой системы разрушается. Жанровая специфика теряется, растворяясь в новом типе стихотворного произведения — лирическом стихотворении. У Державина впервые намечается единство произведений разнородного плана. Анакреонтические стихи Державина написаны на разные темы, но не это определяет их объединение в сборник. Индивидуализируя и конкретизируя каждое частное, интимное, порой мимолетное, случайное, порой глубокое переживание, они формируют особую лирическую атмосферу, в которой «я» перестает быть условным носителем определенной заданной эмоции. «Я» начинает выражать лирическое переживание, психологически чувственное во всех проявлениях. Державин не говорит о чувстве, он его изображает, вовлекая читателя в этот процесс свободного движения эмоции, ее развития.

В творчестве Державина «я» создает лиризм иного плана, нежели у Ломоносова и Сумарокова, не растворенный в стихии высокого или низкого, одического или любовного, а индивидуальный, личностный, связанный с многообразием психологических проявлений внутреннего мира человека. У Державина впервые появляется своего рода лирический контекст, и каждое произведение может быть понято только в этом контексте. Русская «стихотворная поэзия» становится лирикой, и творчество Державина определяет дальнейшие пути ее развития.

1 - 2 - 3


Конверт почтовый «Памятник Гавриле Державину в Тамбове»

Памятник Г.Р. Державину в Казани

Портрет Д.А. Державиной




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.