Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > "Властителям и судиям" > На лица сильных не взирать

Кочеткова Н. Д.: «Правосудие» и «милость» в поэзии Державина. Страница 3

1 - 2 - 3

В первоначальном варианте, рисуя идеальный образ неподкупного служителя истины, поэт завершил стихотворение достаточно резкими строками:

Не ты ль то, князь? — Ах, нет! — я чести
Отдать тебе страшуся сей,
Хула для мудрых — голос лести
Доволен правдой будь моей
Благоволит тебе коль Павел
И совесть у тебя чиста,
Держися их всегда ты правил
Вот честь; моя ж хвала — мечта (2, 174)

Такая концовка, конечно, могла задеть Шаховского, и Державин, продолжая работать на текстом стихотворения, существенно смягчил ее. В окончательном тексте идеальный нелицеприятный судья не противопоставляется Шаховскому, но предстает как пример для подражания:

Так, князь, держись и ты сих правил,
И верь, что похвала — мечта
Счастлив, коль отличает Павел
И совесть у тебя чиста. (2, 175)

При внимательном чтении можно заметить, что стихотворение "Похвала за правосудие" представляет собой чрезвычайно интересную параллель знаменитому переложению 81-го псалма "Властителям и судиям". Обнаруживаются тематические и даже фразеологические повторы:

Властителям и судиям:
Ваш долг есть сохранять законы,
На лица сильных не взирать (1, 111)

Похвала за правосудие:

Кто думает на лица сильных
Не зреть, и на мольбы друзей?

.........
Соблюл законов строгий долг (2, 173-174)

Но при всей близости этих стихотворений они существенно различаются по своей направленности. Ода "Властителям и судиям" имеет ярко выраженный обличительный характер. Известно, сколько сложностей возникло при ее опубликовании; позднее, в 1796 году, Державину пришлось опровергать обвинения в якобинстве и доказывать, что "проповедь Священного писания в прямом разуме и с добрым намерением нигде и никогда не была опасна" (1, 115). В стихотворении "Похвала за правосудие" на первый план выступает иная тема: неосуществимость высоких нравственных идеалов: если не пороки, то слабости, присущие всякому человеку, не позволяют в реальной жизни осуществить пример безупречного служения истине.

Искусно отказав царедворцу в похвале, которую тот хотел от него услышать, Державин отстаивал свою творческую независимость. Одновременно здесь возникала исключительно важная для него проблема — ложь поэтического слова и ответственность за нее поэта. Эта проблема постоянно волновала Державина. "Фелица" принесла ему не только славу, но и огорчения из-за толков, возникших после того, как ее певец был щедро награжден государыней. В стихотворении "Видение мурзы" поэт отвечал своим обвинителям:

Но пусть им здесь докажет Муза,
Что я не из числа льстецов;
Что сердца моего товаров
За деньги я не продаю (1, 167)

Подобные поэтические декларации приобретали особый смысл на фоне расцвета "сервильной морали" литераторов XVIII века.1

Следуя традиции Ломоносова, Державин стремился панегирик соединить с поучением, что и проявилось в стихотворении "Похвала за правосудие". Необходимость поддерживать зыбкое равновесие программных и хвалебных элементов, несомненно, тяготила Державина. Требование "нравственной безукоризненности" постоянно тревожило его: он стремился к ней на протяжении всей своей деятельности и одновременно ощущал неосуществимость этого требования. Стихотворение "Властителям и судиям" явилось одним из наиболее ярких проявлений бескомпромиссной позиции поэта. В стихотворении "Похвала за правосудие" нашло отражение иное — горькое сознание неизбежности отступлении и уступок. "Похвала иронией" должна была иметь вид "истинной хвалы" и, по крайней мере, не вызвать неудовольствия влиятельного вельможи.

Тем не менее поэту всегда оставался чуждым нравственный релятивизм, представление о добре — истине и зле — лжи было для него главной мерой вещей, мерой, с которой он подходил к оценке как деяний, так и слов, к оценке собственного поэтического творчества. Сам поэт становился нелицеприятным судьей, воздающим "истинную хвалу" за добрые дела и осуждающим порок.


1См. Западов В. А. Проблема литературного сервилизма и дилетантизма и поэтическая позиция Г. Р. Державина / / XVIII век Л., 1989 Сб. 16 Итоги и проблемы изучения русской литературы XVIII века С. 56-75.

1 - 2 - 3


Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.