Державин Гавриил Романович

 

Ионин Г. Н.: Анакреонтические стихи Карамзина и Державина. Страница 4

1 - 2 - 3 - 4 - 5

Стихотворение "К лире" кажется сначала просто русифицированным переложением 1-й оды анакреонтеи: лира не может петь о героях и поет о любви. Но сам Державин в "Объяснениях" заявлял, что эта ода написана "в похвалу" Суворову и Румянцеву:

Мир без нас не позабудет
Их бессмертные дела.
(255)

Поэт отказывается от "звучных строев" не потому, что его лира не способна к торжественной похвале ("гром от лиры раздавался, и со струн огонь летел"), а потому, что герой, которого он хочет воспеть, — в царской опале. Поневоле отрекаясь от "звучных строев", т. е. от похвалы кому-либо другому, кроме Румянцева и Суворова, поэт остается независим, верен себе. Вся эта ситуация автобиографична, неповторимо индивидуальна и не имеет параллели в анакреонтее.

Вместе с тем переход от "звучных строев" торжественной оды к простоте, "шуткам" означал сближение поэзии с жизнью. Учась у Анакреона оригинальности, Державин с поразительной смелостью раскрыл интимную, бытовую сторону своей жизни.

Мотив предпочтения чинам, богатству покоя, любви, свободы конкретизировался в совершенно самостоятельную тему — личной жизни Державина, показанной путем противопоставления ее жизни Анакреона. В стихотворении "Венец бессмертия" очень выразительно такое противопоставление "южного светлого небосклона", пальмовых теней, рощ, гротов русскому морозу и камельку. В стихотворении "Тишина" поэт изображает свой дом, имение Званку:

Я пою, — Пинд стала Званка,
Совосплещут музы мне.
Возгремела балалайка,
И я славен в тишине.
(285)

Свои песни Державин посвятил не только красавицам, но и супруге Дашеньке:

К богам земным сближаться
Ничуть я не ищу,
И больше возвышаться
Никак я не хочу.
Души моей покою
Желаю только я:
Лишь будь всегда со мною
Ты, Дашенька моя!
(264)

Или:

Утром раза три в неделю
С милой музой порезвлюсь,
Там опять пойду в постелю
И с женою обоймусь.
(273)

Стихотворение "Тончию" — эстетический манифест анакреонтики Державина. Продолжая мысль "Венца бессмертия", поэт сначала говорит о близости идеала человека в античном и современном мире. Но себя поэт просит изобразить не в античном одеянии, а как русского поэта, "рожденного в льдистых странах", потомка Багрима. Упоминаемая здесь "природа самая грубая" — это и есть биографическая конкретность в изображении Державина, человека и поэта, его характера и судьбы:

Иль нет, ты лучше напиши
Меня в природе самой грубой,
В жестокий мраз с огнем души,
В косматой шапке, скутав шубой,
Чтоб шел, природой лишь водим,
Против погод, волн, гор кремнистых,
В знак, что рожден в странах я льдистых,
Что был прапращур мой Багрим.
(286)

В анакреонтике Державин написал яркую страницу своей автобиографии. Но все же анакреонтические стихи не могли передать всего богатства, всей сложности его жизни и личности. Анакреон и Державин были слишком разными людьми и поэтами, слишком различествовали и условия их жизни. Всегдашнее сравнение с Анакреоном сковывало. Временами Державину приходилось искусственно рядиться в "греческую мантию" Анакреона, что поэт сам осознавал:

... пойду, хотя б в забаву,
За певцом Тиисским вслед.
(285)

Шутливый характер анакреонтических песен тоже ограничивал возможности поэта. Но плодотворный опыт автобиографизма в анакреонтике Державин использовал позднее, в 1800-е годы.

Так была написана "Жизнь Званская", в которой поэт уже не нуждался в сопоставлении с античностью.

1 - 2 - 3 - 4 - 5


Портрет Г.Р. Державина

Башня Сююмбике - исторический символ Казани

Г.Р. Державин (Л. Ройтер)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.