Державин Гавриил Романович

 

Ионин Г. Н.: Анакреонтические стихи Карамзина и Державина. Страница 2

1 - 2 - 3 - 4 - 5

То же противопоставление "естественного чувства" и общества в песне "Мы желали — и свершилось!..":

Я навек простился с светом;
Мне наскучил шум его.
(146)
... Было время заблуждений;
Я, как бабочка, летал
Вкруг блестящих привидений —
Сердце в мраморе искал!
(147)

Но виноват не только свет. В стихотворении "Веселый час" (1791) традиционный мотив веселья, вина получает новый, современный, не только философский, но и социальный смысл. Образ "печального мира" несправедливости и зла в стихотворении создает особый колорит, становится темным фоном. Особенно контрастны тьма и свет в концовке:

Да светлеет сердце наше,
Да сияет в нем покой,
Как вино сияет в чаше,
Осребряемо луной!
(101)

Лунный ночной пейзаж здесь стал емким, эмоциональным, пробуждающим обилие ассоциаций: печаль, грусть, одиночество, нищета, вообще зло — все это сконцентрировано в образе ночи. И как вспышка света — дружба, веселье, пенящееся вино.

Тема дружбы потом звучала у Карамзина неоднократно и приобретала гражданственный смысл. В дружбе Карамзин находит нравственный идеал, противопоставляя его обществу, вельможам, против которых он направляет гневные филиппики:

Прости! твой друг умрет тебя достойным,
Послушным истине, в душе своей спокойным.
Не скажут ввек о нем, чтоб он чинов искал,
Чтоб знатным подлецам когда-нибудь ласкал.
(105)

Анакреонтика Карамзина, как и вся его лирика, автобиографична. И это естественно, по Карамзину: ведь Анакреон пел о себе, значит, русский Анакреон должен писать не об Анакреоне, а о себе самом. Таковы "Анакреонтические стихи А. А. П< етрову >".

В. В. Сиповский в книге "Н. М. Карамзин, автор "Писем русского путешественника";", комментируя автобиографический характер стихотворения, пишет о юношеских неудачах Карамзина: "Приходилось искать поддержки у друга Петрова: и вот "Зефиру"; поручал молодой неудачник передать Петрову о своих разбитых надеждах, и тот являлся на зов огорченного юноши "с любовной кротостью снисходительного друга", "ободрял"; его, "всегда утешал";".1В "Анакреонтических стихах" Карамзин использовал мотив 1-й оды анакреонтеи, но полностью удалил из него античный элемент.2Автор пишет о том, что он хотел быть вторым Ньютоном, изучить световой спектр, хотел быть философом и написать о том, как "человеку себя счастливым сделать", хотел, подражая Томсону, воспеть "златое лето", но ничего не смог и теперь грустит, ожидая утешения друга.

Автобиографизм Карамзина в анакреонтике был продолжением и развитием традиции (легкие стихи М. Муравьева, Державина 70-х годов). Карамзин усилил автобиографический момент, выразив его не в отдельных деталях, требующих комментирования фактами жизни поэта, а в изображении неповторимого индивидуального состояния души, неповторимой автобиографической ситуации.

Во второй половине 90-х годов анакреонтика стала главным жанром поэзии Державина.3Поэт почти не публиковал ее, но она широко расходилась в списках, и, наконец в 1804 г. вышел сборник "Анакреонтические песни". Он представляет собою единое целое, подчиненное определенному замыслу, связанное общностью настроений и проблем. В стихах Державина, так же как у Карамзина, показан конфликт личности и общества, герой Державина тоже автобиографичен, но он не выглядит жертвой, он, как и в прежних произведениях поэта, остается гражданином, судьею и обличителем; он выигрывает от разлада с обществом, гордится своей независимостью, которая ему, поэту, так необходима.4Анакреонтика Державина в отличие от карамзинской радостна, жизнеутверждающа.

И конфликт Державина и общества более острый, чем у Карамзина: не со светом, не вообще с "печальным миром", а конкретно с царями, вельможами; это конфликт государственного деятеля, борца за правду:

"Вот, — сказал мне Аполлон, —
Я даю тебе ту лиру,
Коей нежный, звучный тон
Может быть приятен миру.
Пой вельможей и царей,
Коль захочешь быть им нравен;
Лирою чрез них ты сей
Можешь быть богат и славен".
.........
Взял я лиру и запел, —
Струны правду зазвучали:
Кто внимать мне захотел?
Лишь красавицы внимали.5

Основой сборника "Анакреонтические песни" стал автобиографический цикл ("Дар", "К лире", "К самому себе", "Желание", "Тончию", "Тишина", "Свобода"). В этих пьесах Державин смело рассказал о своем разладе и, наконец, разрыве с царским двором (отставке в 1803 г.). Вот почему поэт почти не публиковал своей анакреонтики в 90-е годы: он хотел ее издать отдельным сборником, но при Павле I такой сборник появиться не мог.6Издавая "Анакреонтические песни" в 1804 г., Державин в предисловии связывал выход книжки с недавней отставкой: "В Афинах запрещалось упражняться в издевочных сочинениях только ареопагитам; но, как я теперь уже свободен от должности, то и осмелился предать их тиснению".

Державин развивает в анакреонтике тему поэтического бессмертия ("врагов моих червь кости сгложет, а я пиит — и не умру"). Одно из важнейших в сборнике стихотворений так и названо: "Венец бессмертия".

Державина волнует проблема, которая совершенно отсутствовала у Карамзина — проблема гражданского поприща. В стихотворении "К самому себе" показано, что на государственной службе процветают "тонкие подьячие", "растворяющие пошире горсть", и другие мудрые господа, которые "себя не забывают" и "царям сулят доход", а Державин, "горячий и в правде черт", бесполезен. Это смелый "выпад против крупнейших царских чиновников, обвинение их в беззаконии и бесчинствах". В стихотворении "К лире" поэт рассказывает, как он хотел воспеть Суворова, но великий полководец "скрылся тьмою, как неславный человек", подпав под гнев императора Павла. Произвол царя делает невозможным поприще государственной службы для таких людей, как Суворов и Державин. Но поэт не впадает в отчаяние, он уверен в торжестве правды. Дела Суворова не будут забыты людьми, а у Державина остается поэтическое поприще, на котором его ждет бессмертие.

В отличие от Карамзина мир в анакреонтике Державина вовсе не "печальный". В нем есть безобразие и зло, но есть правда и красота. Человек является у Державина на ослепительном многокрасочном фоне природы, всего окружающего мира, в котором контрастно, как черты безобразия, выступают несправедливость и зло. Державин не стремится бежать из жизни, не хочет замыкаться в своих личных переживаниях, как это делал Карамзин.7

Оба поэта по-разному решали одни и те же проблемы, и в связи с этим и художественная структура анакреонтики Карамзина и Державина была различной.


1В. В. Сиповский. Н. М. Карамзин, автор "Писем русского путешественника". СПб., 1899, стр. 113.
2См.: Дредж, стр. 131.
3Об анакреонтике Державина монографического исследования нет. Из многочисленных высказываний, замечаний, материалов о ней особенно ценны следующие: В. Г. Белинский. 1) Литературные мечтания (Полное собрание сочинений в 13 томах, т. 1. Изд. АН СССР, М. — Л., 1953); 2) Гёте. Римские элегии (там же, т. 5); 3) Сочинения Державина (там же, т. 6). — В дальнейшем: Белинский; Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. К. Грота, тт. 1-9, СПб., 1864-1883 (примечания, комментарии, статьи и биография Г. Р. Державина). — В дальнейшем: Грот; Кутателадзе, стр. 509-512; В. С. Иконников. Гавриил Романович Державин в своей государственной и общественной деятельности. Пгр. — Киев, 1917, стр. 33-34. — В дальнейшем: Иконников; Н. Вальденберг. Державин. 1816-1916. Опыт характеристики его миросозерцания. Пгр., 1916, стр. 220-245; Л. К. Ильинский. 1) Из рукописных текстов Г. Р. Державина. Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук, т. XXII, кн. 1, 1917, стр. 320-339; 2) Музейные памятники о Державине в г. Казани. Вестник образования и воспитания, Казань, 1916, кн. 5-6, стр. 441-458; А. Западов. Мастерство Державина. Изд. "Советский писатель", М., 1958, стр. 142- 156; И. 3. Серман. 1) В. В. Капнист и русская поэзия начала XIX века. В кн.: XVIII век, сб. 4. Изд. АН СССР, М., — Л., 1959, стр. 290-291; 2) Гаврила Романович Державин. Изд. "Просвещение", Л., 1967, стр. 91-98; 3) Русская поэзия второй половины XVIII века. Державин. В кн.: История русской поэзии, т. 1. Изд. "Наука", Л., 1968, стр. 142-143; М. Альтшуллер. Несколько уточнений к текстам стихотворений Г. Р. Державина. Русская литература, 1961, № 4, стр. 186- 190; Г. П. Макогоненко. Денис Фонвизин. Изд. "Художественная литература", М, — Л., 1961, стр. 373-380, 412-413.
4Г. П. Макогоненко. Денис Фонвизин, стр. 374-380.
5Г. Р. Державин, Стихотворения. "Библиотека поэта" Большая серия. Л., 1957, стр. 260-261. — В дальнейшем ссылки на это издание в тексте.
6См.: Иконников, стр. 33-34.
7Ср.: А. Я. Кучеров. Г. Р. Державин. В кн.: Г. Р. Державин, Стихотворения. Гослитиздат, М., 1958, стр. 48; И. Серман. 1) Капнист и русская поэзия начала XIX в., стр. 291; 2) Гаврила Романович Державин, стр. 91; 3) Русская поэзия второй половины XVIII в. Державин, стр. 142

1 - 2 - 3 - 4 - 5


Ночной Эрмитаж в Петербурге

Ночной Оренбург

Г.Р. Державин (Н. Тончи)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.