Державин Гавриил Романович

 

Западов В. А.: Работа Г. Р. Державина над "Рассуждением о лирической поэзии". Страница 6

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21

Таким образом, трактат Державина в целом находится на уровне современной ему европейской эстетической мысли, которая пропущена сквозь его личное отношение и соотнесена с его собственным поэтическим опытом и практикой русской поэзии. Наряду с этим в отдельных весьма существенных моментах мысль Державина-теоретика вырывалась далеко вперед,1 чем и было обусловлено неприятие "Рассуждения" в Беседе. А это, в свою очередь, привело к тому, что, по необходимости выступая в заседаниях общества с чтением фрагментов своего труда, Державин готовил его к отдельному изданию, пользуясь дружеской критикой наиболее компетентного в этот период историка литературы — Евгения Болховитинова.

* * *

Предлагаемая далее публикация представляет собой воспроизведение последней редакции 3-й части "Продолжения о лирической поэзии" в том виде, какой принял текст после работы над ним автора. Последняя, 4-я часть трактата также подготовлена к печати и будет опубликована в следующем сборнике "XVIII век".

Орфография и пунктуация публикуемого текста приближены к современным нормам. Особо следует указать на специфическую особенность пунктуации оригинала — обилие тире, которые в принципе должны были отделять одну группу мыслей от другой, разделять не связанные непосредственно между собою фразы, а иногда и выполнять роль своеобразных "полуабзацев". Однако в некоторых местах рукописи тире выступают за пределы этих функций и следуют просто после каждой фразы, являясь как бы графическим дополнением к точке. На эту особенность стилистики и пунктуации рукописи обращал внимание автора Евгений: "Еще скажу вам, что в сочинении вашем часто слог слишком отрывен и нигде нет связи мыслей н замечаний. Нужно сии места посвязать, а линеечки (тиреты) многие выключить" (Гр., 6, 321). Сопоставление собственноручных дополнений Державина в "рукописи Капниста" с воспроизведением этих мест в рукописи ГПБ показало, что многие тире принадлежат не автору, а переписчику. Выяснение же неавторского происхождения ряда тире позволяет снять некоторое число этих знаков.

Главка "Мадригалл" (включающая в себя также характеристики сонета, триолета и др.) вынесена в отдельный абзац, хотя в рукописях она входит — явно по недосмотру — в предыдущий, завершающий характеристику кантаты.

Подстрочные примечания, означенные звездочками (астерисками), принадлежат Державину, помеченные буквами — публикатору.

Приложение
Г. Р. Державин. Продолжение о лирической поэзии часть 3-я

Кантата — небольшое лирическое, музыкою препровождаемое сочинение, получившее происхождение свое в Италии. — Она может заключать в себе канционету (краткую оду), мотету (церковной гимн) и кантату (песнь благородную, нравоучительную). Все они и прочие, в Италии известные, на музыку перелагаемые стихи, вошли в большое употребление не токмо в их отечестве, во и по всей Европе со времен вышеупомянутых Данта, Петрарха и Бокация. — С инструментального же музыкою мотеты, или гимны, по мнению Бровна, принесены греками, но не прежде как в XV столетии, по взятии турками Константинополя,2 при папе Сиксте IV. А как папа Пий IV в XVI веке хотел оную изгнать, то славный сочинитель музыки Палестрино, придав ей более важности и благоговения, удержал, и с тех времен она доныне существует в католических и прочих христианских церквах, окроме, как выше в примечании сказано, греческой. — У нас же кантата известна как под собственным ее именем, так под названием концерта и простой канты. — Концерты поются в церквах одною голосовою хоральною музыкою; а канты — в семинариях и мирских беседах певались в старину с гуслями и другими инструментами, как и духовные песни, более ж — одними голосами; ныне же редко. — Церковные концерты обыкновенно составляются из псалмов и других священных песней. А кантаты из разных житейских происшествий, мифологических, исторических, пастушьих и любовных, — и особливо в случаях важных, торжественных. Например: на бракосочетание ныне царствующего государя императора; на рождение великого князя Николая Павловича; на приезд из чужих краев великой княгини Марии Павловны, находящиеся в моих сочинениях в I и III частях на страницах 203, 309 и 213, которые на музыку положили первые две г-н Сарти, а последнюю г-н Бортнянский. Относительно же наших кант прошедших XVII и XVIII столетий, то они сочиняемы были большею частию из малороссиян духовными особами на разные происшествия, а паче душеспасительные — силлабическим польским стихотворением, из коих одной для примера куплет прилагаю:

Кто крепок на бога уповая,
Тот неподвижно смотрит на вся злая.
Ему же ни в народе мятеж бедный,
Не страшен мучитель зверовидный;
Не страшен из облак огш, палящий,
Ниже ветр, от южных стран шумящий;
Когда он, смертного страха полный,
Финобалтийские движет волны.
(Сочин. Феофана Прокоповича.3)

Кантата может занимать место древнего пеана или схолии. — Она не требует высокого парения л сильных выражений, приличных оде или гимну, и должна изображать просто, ясно, легко всякие умиленные, благочестивые, торжественные, любовные и нежные чувствования, в которых видно бы было более чистосердечия и страсти, нежели умствования и затей. — Поэт не должен в ней выпускать из виду своего предмета и представлять его естественно, более в чувствах сердца, нежели в действии. — Для сего самого кантата разделяется на две части: на речитативы и песни. — Речитатив не что иное есть, как музыкальный рассказ или распевное чтение с музыкою, предварительно изображающее положение сочинителева духа, и служит вступлением в материю песней. — Песни представляют чувства или страсти сердца, приводящие душу в движение. — Речитатив должен быть тише и простее; а песни живее и пламеннее, а особливо хоры. — Кантата может быть сочинена стихами разных родов и мер: в речитативах длиннейшими, сколько можно ближе к обыкновенному разговору, как-то четырехстопными и шестистопными; в песнях же трехстопными, двухстопными, иногда и четырехстопными, однако не более, — но всегда плавным, гладким слогом, потому что длинностишные и шароховатые не так удобно полагаются на музыку. Кантату в Италии разделяют в рассуждении и самого содержания ее на два рода: на большую, или важную, на меньшую, или увеселительную. — Первая для народных собраний, вторая для комнаты. Первая исполняется многими голосами и инструментами, вторая небольшим хором. — Кантата обыкновенно начинается речитативом, в котором, так сказать, предуведомляются слушатели о ее содержании, последствие же объясняет она песнями одногласными, двугласными, трехгласными, четырехгласными, пятигласными и хорами, но заключается всегда последним. Маленькая италиянская кантата, или, как французы называют, кантопета, может состоять из одного речитатива и песни или хора; но в ней требуется большей исправности и чистоты в стихотворстве и музыке, нежели в большой. Светские кантаты, в которых допускаются небольшие драматические разговоры нескольких лиц, называются "drama musicale"; важного же содержания, хотя и не духовные, — ораториями (oratio), о которых ниже объяснится. — Пример кантаты, взятой из языческого баснословия, можно видеть в переводе Жан-Баптиста Руссо, под именем "Цирцеи", напечатанной в моих сочинениях, II части на странице 183-и. К сему же роду лирических музыкальных песен относятся мадригаллы, сонеты, триолеты, рондо, серенада и прочие в Италии, Франции и Гишпании известные поющиеся стихотворения.


1 См. об этом в указанной выше статье Л. И. Кулаковой.
2 О сем говорит Бровн в сочинении своем о разделении музыки с поэзиею в 12 отделении; но сие, кажется, опровергается тем, что как западная церковь с восточною разделилась еще в IX столетии, то и не могло быть греческое пение допущено в латинскую церковь, разве только потому, что музыку заодно с догматами брать не должно. — В прочем ученые о введении музыки и в западную латинскую церковь не согласны. — Плотин, писатель XV века, относит оное к VII столетию; но западный же писатель Фома Аквинский, живший в половине XIII века, вопреки сему пишет в книге своей "Summa teologiae": "Церковь наша в хвалу божию не приемлет орудий мусикийских, яко то: цитр и псалтирей, — да не явится иудействующею". Следовательно, музыка и в латинское богослужение введена гораздо позже. — Касательно же нашей греко-российской церкви, то в ней никогда инструментальной музыки не было и ныне нет. — Но однотонное голосовое, или демественное, мелодическое, фигурное, а потом и гармоническое пение принято нами от присланных из Греции болгаров и моравов, знавших славянский язык, при великих князьях Владимире и Ярославе. — Созвучное же хоральное голосовое, или симфоническое, — по примеру западной церкви, — ввел к нам Никон патриарх уже в XVII столетии при царе Алексее Михайловиче.
3 Стихотворение взято, очевидно, из какого-то рукописного источника — сборника кантов, где авторство приписано Димитрию Ростовскому (что воспроизведено в "рукописи Капниста" и начальном тексте публикуемой рукописи). Более полно и несколько иначе опубликовано без имени автора в "Письмовнике" Н. Г. Курганова (см.: изд. 0-е, Спб., 1796, ч. 2, с. 54). Автор указан в перечне неопубликованных песен в "Оглавлении известным на российском языке сочинениям, печатным и письменным, Феофана Прокоповича...", приложенном к кн.: Феофана Прокоповича... Слова и речи... Ч. 1. Спб., 1760.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21


Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Мемориальная доска на доме Державина

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.