Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Рассуждением о лирической поэзии > Есть показывающие естественное верное подобие

Западов В. А.: Работа Г. Р. Державина над "Рассуждением о лирической поэзии". Страница 20

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21

Находятся такие, в которых видно не только живое воображение дикой природы, точное означение времени, трогательные, нежные чувства, но и философическое познание сердца человеческого. — Такова есть песня в сказанной книге под № 3. — Находятся веселую фантазию в веселых видах изъявляющие — под № 15. — Есть показывающие естественное верное подобие, как под № 23. — Есть изъясняющие чистосердечие и милую простоту, как под № 34. Наконец не недостает и таких, в которых показывается сравнениями нежнейшая в своем роде высокость мыслей, проницающая душу; также и таких, которые мрачными картинами и мужеством во вкусе Оссиана возбуждают к героизму. — Первая из сих двух последних под № 29. Скажем вкратце ее содержание: любовник просит позволения у прежней своей любовницы жениться, уверяя ее, что он ее будет любить по-прежнему. — Она ему ответствует:

Ах! не греть солнцу жарче летнего, Не любить другу больше прежнего. Вторую прилагаю подлинником:

Уж как пал туман на сине море,
А злодей-тоска в ретиво сердце;
Не сходить туману с синя моря,
Уж не выдти кручине из сердца вон.
Не звезда блестит далече в чистом поле,
Курится огонечик малешенек:
У огонечка разостлан шелковой ковер,
На коврике лежит удал доброй молодец,
Прижимает белым платом рану смертную,
Унимает молодецкую кровь горячую. —
Подле молодца стоит тут его доброй конь,
И он бьет своим копытом в мать сыру землю,
Будто слово хочет вымолвить хозяину:
Ты вставай, вставай, удалой доброй молодец!
Ты садися на меня, на своего слугу,
Отвезу я добра молодца в свою сторону,
К отцу, к матери родимой, к роду-племени,
К малым детушкам, к молодой жене. —
Как вздохнет удалой доброй молодец;
Подымалась у удалого его крепка грудь;
Опускалися у молодца белы руки,
Растворилась его рана смертная,
Пролилась ручьем кипячим кровь горячая.
Тут промолвил доброй молодец своему коню:
Ох ты, конь, мой конь, лошадь верная!
Ты товарищ моей участи,
Добрый пайщик службы царския!
Ты скажи моей молодой вдове,
Что женился я на другой жене;
Что за ней я взял поле чистое,
Нас сосватала сабля острая,
Положила спать калена стрела.
(Сочин. неизвестного.1)

Словом: в русских древних народных песнях много любопытного разнообразия в картинах и в слоге, свойственных нашей поэзии. Можно о сем читать с великою основательностию писанное г. Шишковым в разговорах его о словесности, напечатанных в прошлом 1811 году. Но относительно изданных г-м Ключаревым под названием Древних песней,2 о коих выше при описании романса я упомянул, то в них нет почти заметной поэзии, ни разнообразия в картинах, ни стопосложения, кроме весьма немногих. — Они сухи, одноцветны и однотонны. По гигантеску, или богатырскому хвастовству хлебосольством и боями, оказывается в них, с одной стороны, оттенок грубой скандинавской поэзии, свойственный и нашим предкам, по склонности их к молодечеству и попойкам, что выпивают одним духом по ушату вина и побивают трупом одного мертвого татарина, схваченного за ноги, бусурманов по тысячи; а с другой — по повторениям, в некоторых случаях, одними и теми же словами того, что уже выше сказано, сходствуют с Гомеровыми поэмами, кроме вышеупомянутой нелепицы и неуважения к женскому полу, чего у греков нигде не примечается. Поелику же сии древние русские песни, или старинные наши романсы, все почти повествуют о победах наших над татарами, то и должно из сего заключить, что они не весьма глубокой древности, а по освобождении уже России от сих варваров сочинены каким-нибудь одним человеком, а не многими, чем и доказывается не вкус целого парода, которого в них, как в других наших песнях, я не вижу. При всем том они, как и простонародные сказки, хотя бы были испорчены, как остаток нашей старины, весьма драгоценны. — Но теперь станем говорить о нынешних песнях: они заимствованы от европейцев. — Ежели не взять появления их со времени князя Кантемира3 и также Тредьяковского, когда он перевел несколько французских и небольшую поэму, называемую "Езда в Остров Любви",4 также сочинил несколько своих песен, будучи еще в Гамбурге 1730 года, какова например:

Весна катит,
Зиму валит,
Поют птички
Со синички,
Хвостом машут и лисички, -

то и нельзя, кажется, происхождения наших песен, разумеется нового вкуса, отнести далее времени Петра Великого, когда сближил он нас с Европою.5 Царствование императрицы Елисаветы век был песен. Она сама благоволила снисходить на сию забаву. Для показания тогдашнего вкуса прилагаю ниже сего, сколько по преданию известно, сочиненную собственною ее особою. Таковые вообще песни, — разумеется изящные, или лучшего разбора людей, — по рассуждению эстетиков, не что иное есть, как мгновенный взгляд на природу приятную, нежную, веселую, игривую, в которой наслаждается человек блаженством жизни; или вопреки тому, в несчастных случаях сокрушается горестию, унынием, тоскою, печалию и далее. — Предлог песни, выражение п ход ее приличен ее содержанию. — Он легок, естествен, прост. — В песни господствует полное, живое чувство, как и в оде, но только гораздо тише, не с таким возвышением и распространением. Песня назначена природою для пения, — то и должна она быть сладкозвучною, способною к музыке и к повторению каким-либо инструментом. В песне ни радостное, ни горестное, ни забавное, ни издевочное ощущение не преступает правил благопристойности и границ общежития. Знатоки говорят, что между песнею и одою трудно положить черту различия. — Но если оно и существует, то основывается ни на чем другом, как па постепенности. — Для разбора же подобных степеней, или градаций в сочинениях надобен весьма проницательный ум и крайне тонкое чувство, чтоб определить их решительную разность. — В оде и песне столь много общего, что та и другая имеют право на присвоение себе обоюдного названия; однако же не неможно указать и между ими некоторых оттенок, как по внутреннему, так и по внешнему их расположению. — По внутреннему: песня держится всегда одного прямого направления, а ода извивчиво удаляется к околичным и побочным идеям. — Песня изъясняет одну какую-либо страсть, а ода перелетает и к другим. — Песня имеет слог простой, тонкой, тихой, сладкой, легкой, чистой; а ода смелый, громкий, возвышенный, цветущий, блестящий и не столько иногда обработанный.


1 Песня опубликована в "Московском журнале" (1791, ч. IV, октябрь, с. 98); по указанию Н. А. Львова, написана его дедом П. С. Львовым во время Персидского похода Петра I.
2 Речь идет о книге "Древние русские стихотворения" (М., 1804), в которую вошли 26 былин и исторических песен из так называемого "Сборника Кирши Данилова", принадлежавшего в то время Ф. П. Ключареву (им же написано посвящение).
3 Напечатаны при его сатирах.
4 "Езда в Остров Любви" — переведенный В. К. Тредиаковским в прозе и стихах роман П. Тальмана (Спб., 1730); к основному тексту приложена подборка стихов Тредиаковского на русском и французском языках. Цитируемые далее строки взяты из "Песенки, которую я сочинил, еще будучи в московских школах, на мой выезд в чужие край" (написана весной 1726 г.). Державин, очевидно, цитировал по памяти, чем объясняется неверное определение жанра перевода Тредиаковского, неточность в цитате (пропущен третий стих строфы — "И уж листик с древом шумит") и путаница стихотворений: "Песенка" явно смешана со стихотворением "Песнь. Сочинена в Гамбурге к торжественному празднованию коронации... Анны Иоанновны... 1730", — а отсюда ошибка в датировке "Песенки" и месте ее создания.
5 Где-то здесь или ранее Державин собирался, по совету Евгения, вставить оговорку о "малороссийских песнях". Очень короткий текст набросан карандашом на поле листа, а в его низу вписана сноска. И то и другое почти не читается, так как текст, набросанный на поле, частично скрыт при переплете рукописи, а в сноске карандашный текст в значительной мере стерся. На полях: <нрзб> <Х>мель<ни>цкого и прочие (малороссийские) стихотворцы". К слову "Хмельницкого" сделан знак сноски; под строкой: "Вот песня Хмельницкого: <нрзб>".

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21


Г.Р. Державин. «Анакреонтические песни»

«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»

Автограф Г.Р. Державина. «Песнь на смерть Плениры»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.