Державин Гавриил Романович

 
Главная > Критика > Проблема литературного сервилизма и дилетантизма

Западов В. А.: Проблема литературного сервилизма и дилетантизма и поэтическая позиция Г. Р. Державина. Страница 1

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8

В. А. Западов. Проблема литературного сервилизма и дилетантизма и поэтическая позиция Г. Р. Державина1

Как известно, ранние публикации стихотворений Державина анонимны. На это обстоятельство обратил внимание еще Н. А. Добролюбов, который пришел к выводу, что поэт предоставлял читателям "узнавать ex ungue leonem" ("льва по когтям").

Однако с подобным заключением о гипертрофированности поэтического самомнения Державина не очень согласуются факты, говорящие не просто об анонимности, но и о тщательной засекреченности державинского авторства.

Так, публикуя оду на рождение великого князя Александра Павловича в 1777 г., Державин отправил в Академию текст оды и деньги с просьбой "столько экземпляров, сколько за десять рублей можно напечатать". Авторство было засекречено настолько, что "льва" удалось узнать "по когтям" (да и то с привлечением разнообразных документальных материалов) только через 190 лет.2

В том же самом 1777 г. столь же тщательно укрыл свое авторство Державин в "Эпистоле к И. И. Шувалову на прибытие его из чужих краев в Санктпетербург сентября 17 дня". Само произведение известно, но как время (и история) создания "Эпистолы", так и первая публикация этого стихотворения были надежно укрыты за анонимностью издания. Ни Я. К. Грот, ни составители "Сводного каталога" "расшифровать" державинского авторства, атрибутировать поэту первое издание не смогли (после указания в журнале "Русская литература" в дополнительном томе "Сводного каталога" автор анонимного издания, наконец, назван — более чем через 190 лет после выхода произведения в свет).

По словам И. И. Дмитриева, эпистола Шувалову была написана в Казани, когда Державин, вскоре после женитьбы, ездил на родину. Я. К. Грот, знавший свидетельство Остолопова (т. е. самого Державина), был осторожнее в своих суждениях. Он полагал, что эпистола была написана в Петербурге, но дополнена в Казани новой концовкой:

С пределов болгарских, с отпадших стран Луны,
Едигиреев трон и род где попраны <...>
Тобой Елисавет где водворила муз <...>
Оттоль сей идет глас, оттоль сей лирный звон;
Из отдаленности к тебе усерден он.

Обнаружение первого издания 1777 г. показало, что во всех редакциях, начиная с первоначальной, эта концовка имелась. Иначе говоря, "Эпистола к И. И. Шувалову" целиком создана в Петербурге в 1777 г. Концовка же произведения, якобы сочиненная казанским жителем, была, очевидно, нужна Державину не столько для того, чтобы "полнее обозначить свое отношение к Шувалову", как писал Грот, сколько для маскировки от А. А. Вяземского.

Дело, однако, не только, так сказать, в "самосохранении" поэта. Сопоставление державинской эпистолы с произведениями, написанными его современниками на тот же случай (а затем и расширение материала по сходности поэтических принципов), и рассмотрение эпистолы 1777 г. в контексте творчества самого Державина 70-80-х гг. позволяют выявить еще одну любопытную линию, связанную с эволюцией державинского понимания положения и роли поэта в обществе, его трактовки назначения и функции поэзии.

Об этом и пойдет речь в данной работе (конкретный же анализ самой эпистолы — предмет особого разговора).3

Тщательно охраняя свое инкогнито, Державин сумел придать ему в "Эпистоле" принципиальный характер. Безымянный выразитель "общего гласа", общественного мнения — такова позиция, с которой выступает поэт:

Се ревностный тебе я всех любви свидетель,
Из благодарности стихов моих содетель.
Не ведал ты меня, благодеяньи лил:
Не знай, друг общества, кто здесь тебя хвалил.
Довольно лишь внимай ты истину высоку:
Глас общий никогда не похвалял пороку.

"Эта эпистола, — отметил П. И. Бартенев, — весьма замечательна по независимости и смелости суждений и самых похвал: в ней уже подробно и резко излагается мнение Державина об обязанностях вельможи".4

Насколько справедливо замечание ученого о независимости позиции, занятой поэтом, можно видеть из сопоставления державинской эпистолы с другими произведениями, посвященными в том же 1777 г. И. И. Шувалову.

Любитель искренний Шувалов чистых муз,
Позволь мне ныне свой язык решить от уз, -

так начинается, сходно с державинской, эпистола А. Фрязиновского. Далее следуют сплошные похвалы, безудержно выспренние и весьма неконкретные, вроде:

Огнем любви ко всем твой вспламененный дух
Усердствовал являть, колико могл, услуг.

Затем стихотворец обращается к главной, с его точки зрения, заслуге Шувалова:

Но как полям нельзя прекрасно расцвести
И плод посеянный сторично принести,
Когда умеренно не будут орошенны
И солнечным лучем во время освещенны:
Так тщетно бы и ты старание имел,
Чтоб вертоград наук и рукоделий цвел,
Когда б за ревностно во оных упражненье
Не доставлял ты всем достойно награжденье.
Ты, ведая сие, премудро наблюдал
И всем довольные щедроты проливал.

1 Цитаты из стихотворений, вошедших в издание "Библиотеки поэта", приводятся по этим источникам. В остальных случаях выходные данные упоминаемых и цитируемых сочинений (не указанные особо в примечаниях) см.: Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века: 1725- 1800. М., 1962-1966. Т. 1-4.
2 Подробнее см.: Западов В. А. Неизвестная ода Г. Р. Державина II XVIII век. Л., 1976. Сб. И. С. 159-165.
3 См.: Западов В. А. Державин и поэтика русского классицизма. Статья 2-я. "Шуваловская" эпистола Державина // Проблемы изучения русской литературы XVIII века: Метод и жанр. Л., 1985. С. 45-61.
4 См.: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. Спб., 1864. Т. 1. С. 51.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8


Ночной Оренбург

Г.Р. Державин (Н. Тончи)

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.