Державин Гавриил Романович

 

Западов В. А.: Неизвестная ода Г. Р. Державина. Страница 3

1 - 2 - 3

"Портрет" персонифицированной России в 10-й строфе сходен с аналогичной конструкцией в ломоносовской оде 1748 г. (с. 221-222). Ср. еще:

Какое предлежит сомненье
Носить тебе его венец?
Отколь твое происхожденье?
Кто мать тебе и кто отец?
Где взглянет — тут цветы пестреют.
Ефир, земля и понт смеется.
Кто ты? Минерва иль Диана?
Кто мать тебе и кто отец?
Богиней в свете быть избранна,
Достойная носить венец!

(С. 744)

Вокруг тебя цветы пестреют... (с. 196)

Гласит ефир, земля и воды... (с. 139)

Число примеров можно значительно увеличить.

2. Атрибутируемая ода отличается от всех других "александровских" од 1777 г. живописностью, картинностью и особенно обилием цветовых эпитетов, красок и "ювелирных материалов" (выражение А. А. Морозова1). Оды М. Хераскова, В. Майкова, Ф. Козельского, Н. Леонтьева, Н. Перепечина, П. Терликова, М. Гумилевского и др., посвященные рождению Александра, почти совершенно "бесцветны" в буквальном смысле слова (т. е. лишены каких бы то ни было красок).

Единичные внешне цветовые эпитеты у В. Петрова:

Из врат лазоревого неба,
Куда не всходят кони Феба...
Но в честь кому древа зелены
И лавр и пальмы стали в ряд... -

лишь подчеркивают общую бескрасочность и отсутствие элементарного навыка у поэтов эпохи в использовании цвета, полный автоматизм в применении готовых формул ("древа зелены и (!!!) лавр и пальмы").

На этом фоне атрибутируемая ода представляет единственное исключение. Особенно показательны в данном отношении строфы 5, 8-9, конец 27-й-28-я; но отдельные "краски" и "картины" рассыпаны по всей оде.

По аллегорическому характеру условных "пейзажей" и "портрета", по спектру красок и отбору "ювелирных материалов" названные строфы как будто традиционны. Дело, однако, заключается в том, что такого обилия красок в одном произведении нет вообще ни у самого Ломоносова,2 ни у его современников (кроме, может быть, И. Голеневского) и последователей.

3. От всех других "александровских" од анонимная ода "Какие животворны звуки" отличается в отношении рифмовки: здесь десять пар неточных рифм. Усечения в их типологической функции сигнала высокого жанра, "штиля" (рожденный-вселенны, языки-великий) совмещаются с ассонансами, употребляемыми в том же значении (хлебороден-способен, вертоград-смарагд, безбедных-черных, гром-холм, свирепство-бедство, ентарьной-коральной), усеченным ассонансом (пространны- лучезарный), различными дублетными точными и вольными рифмами (например, душой-драгой, душой-мой, венцем-лицем, едем-днем, луг-дух, тех-бег, дух-внук и др.).3 Из точных рифм следует отметить редкую для стихов XVIII в. рифму Александра — Саламандра, которая вновь возникнет в стихах Державина 1800-х годов.

Таковы три главные особенности образной системы и "содержательной формы", которые представляются наиболее важными при атрибуции произведения.

Если вспомнить указание Державина, что его ода 1777 г. была сочинена "в Ломоносовском вкусе" и что живописность, картинность, особенно красочность, с одной стороны, и неточная рифмовка, с другой, являются своего рода "особыми приметами" державинского художественного метода и стиха, — придется признать, что и с точки зрения "содержательной формы" рассматриваемую анонимную оду 1777 г. мог написать только Державин.


1 См.: Ломоносов М. В. Избр. произв. М. — Л., 1965, с. 36.
2 С ломоносовским переводом оды Фенелона и стихами из рукописи "Риторики" 1744 г., где "краски" и "драгоценности" даны наиболее обильно, Державин знаком не был.
3 Об особенностях рифмовки XVIII в. вообще и Державина в частности подробней см.: Западов В. А. Г. Р. Державин и русская рифма XVIII в. — В кн.: XVIII век, сб. 8. Державин и Карамзин в литературном движении XVIII-начала XIX века. Л., 1969, с. 54-91.

1 - 2 - 3


Г.Р. Державин (С. Чиненов)

Портрет Г.Р. Державина (И. Смирновский)

Екатерина Яковлевна Державина




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.