Державин Гавриил Романович

 

852. К князю Алексею Б. Куракину. 3 марта 1798.

О цензурных затруднениях при печатании сочинений Д-на.

М. г., князь Алексей Борисович. Покойный его в-пр. Иван Иванович Шувалов, оказывая признательность свою к слабым моим сочинениям, в праздное время произведенным, убедил меня напечатать оныя. Приняв первыя основания наук под его начальством, из благодарности не мог я отказать ему в ничтожной сей жертве; вследствие чего первую часть отдал в его волю2. Он препроводил ее от себя к его сият-ву князю Федору Николаевичу Голицыну, яко куратору Московскаго университета, с тем чтоб напечатана была в типографии онаго. Сей, не находя же в них ничего противнаго законам, о напечатании книг изданным, приказал отдать в типографию3. Гг. цензоры, по разсмотрении, хотя неосновательно, захотели некоторыя пьесы исключить. Я на сие согласился; но после того, когда началось печатание, вздумали еще некоторыя места не пропущать, которыя уже несколько раз прежде были печатаны4. Сколько им ни было представляемо, что препятствие, чинимое ими, несправедливо; но они, ничему не внемля, желают, к разрешению их сомнения, отзыва в-го с. Я, прилагая при сем подчеркнутыми те строки, которыя они не пропускают5, всепокорнейше прошу в-го с., чрез князя Федора Николаевича, или чрез кого вам будет угодно, приказать вразумить их, что помянутая фраза ни божескому, ни гражданскому закону, ниже самой политики не противна; тем более, когда уже она несколько раз была напечатана, то кажется, и не в праве они воспрещать оной. — Ваше с. проницательным своим и просвещенным разумом согласитесь со мною, что самый ея строжайший смысл состоит в том, что похваляет она самодержавное правление, умягченное щедротами; то почему же ныне, или в какое другое время, мысль сия, пиитическим выражением сказанная, не может быть позволена? почему она будет противна или опасна? Я поистине недоумеваю. Безконечно почту себя обязанным в-му с., когда благоугодно вам будет разрешить недоумение гг. цензоров6.

Пребываю впрочем с истинным высокопочитанием и таковою же преданностию в-го сият-ва и проч.

Гавриил Державин.


1 Этот. Куракин (2-й) носил. в то время звания: присутствующаго в совете Государя, генерал-прокурора, главнаго директора ассигнационнаго банка, министра департамента удельных имений, казначея росс. орденов и почетнаго благотворителя Воспитательнаго дома. Письмо это было напечатано в Библиографич. Записках 1861 года, № 20, согласно с найденным нами в бумагах Державина отпуском. Ср. № 848.
2 См. № 840.
3 См. № 841.
4 См. № 848.
5 В конце подлиннаго письма, после подписи, приписано рукою Державина:

Слова Фелицы.

Наставь меня, миров Содетель!
Да воли следуя Твоей,
Тебя люблю и добродетель
И зижду счастие людей;
Да век мой на дела полезны
И славу их я посвящу;
Самодержавства скиптр железный
Моей щедротой позлащу.

(Том I, Изображение Фелицы, стр. 285).


6 На подлинном письме рукою князя Куракина написано: «Государь Император приказать соизволил: внушить господину Державину, что по искусству его в сочинении стихов подчеркнутые бы переменил, чтоб получить дозволение сочинения его напечатать».


Портрет Г.Р. Державина

Конверт почтовый «Памятник Гавриле Державину в Тамбове»

Памятник Г.Р. Державину в Казани




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.