Державин Гавриил Романович

 

620. К В.С. Попову. 25 августа 1788.

Ведая настоящее ваше многотрудное служение, не осмысливался я, м. г. мой, обеспокоивать вас моими всепокорнейшими просьбами о исходатайствовании мне у его светлости защищения по известному вам чрез Ивана Максимовича1 делу Гарденина2. Знаю, не то теперь время, чтоб докладывать о безделицах и утруждать его светлость; но в крайности, что Иван Васильевич не токмо престал меня гнать, но даже вновь простирает свой гнев и явным образом жалуется теперь Сенату, якобы я выдачею Гарденину денег присвоил его себе власть и делаю ему неуважение и тому подобное (хотя чувствую я себя во всех его неудовольствиях невинным, но сила всегда почти превозмогает справедливость); а потому и отношуся я к вашей благотворительной мне помощи и всепокорнейше прошу приложенное при сем письмо при благоприятном случай поднесть его светлости и внушить, сколько можно полнее, обстоятельства дела, для чего копию с сенатского указа при сем препровождаю, с моими на оный оправданиями, что, исполняя открытое повеление его светлости, нимало не преступил я закона и не толковал оного превратно. Я не жалуюся на сие вышнее правительство и терпеливо переношу его неблаговоление; но по нынешнему военному времени могут встретиться паки подобные случаи, в которых, по небытности здесь генерал-губернатора, должно будет мне экстренно решиться на исполнение открытых повелений его светлости или других военачальников: то я и не знаю уже теперь, как мне поступать будет; в рассуждении какового обстоятельства и других от оного происшедших дел просился я для объяснения в Петербург, но не получил по сие время позволения.

Из письма к его светлости изволите увидать, что я прошу милостивого его о том покровительства: то вас, м-вого г-дря, дружбою Ивана Максимовича и моею покорнейшею убеждаю просьбою подать мне в сем случае вашу руку помощи и, если можно, походатайствовать у его светлости хотя одну черту, в защищение моей невинности, к ее Императорскому Величеству; ибо и без того все на меня восстали. Вот каково служить верою и правдою! Не скрою также от вас, м-го г-дря, и того, что по видимому Иван Васильевич, желая снисходить всем беспорядкам казенной палаты, весьма слегка исполнил сенатский указ и не сделал в точности по тому взыскания над виновными, а между тем, чтоб оный оставить в бездействии, старается меня отселе вытеснить.

— А как, по несчастно моему, от переводов из губернии в губернию, по небогатому моему состоянию, я уже довольно потерпел и разорился, то и опасаюсь я, чтоб меня отсель куды не перевели; а для того и желательно бы мне было, чтоб я здесь был оставлен: ибо, если я в чем виноват, то пусть поступают со мною по законам, а не играют как шашкою по прихотям генерал-губернатора.

Пусть докажут мою неспособность к службе и спросят у здешнего дворянства, довольно ли оно мною, кроме казенной палаты, которой в необходимости я был свидетельством денег открыть беспорядки и утрату знатных сумм казны3. Ежели меня не одобрят, то не токмо куды перейти, но и вовсе я готов оставить службу без малейшего роптания. Наконец всепокорнейше прошу хотя приказать кому уведомить меня, могу ли я ласкаться (надеждою) милостивого его светлости себе заступления, чем к вечной благодарности обяжете с истинным почтением и преданностью пребывающего вашего, м-го г-дря, всепокорнейшего слугу

Гаврила Державина.


1 Синельникова, служившего под начальством кн. Потемкина в Новороссийком крае; по месяцословам находим его в 1778 г. подполковником и воеводою в Славянской провинциальной канцелярии, а в 1788 генерал-майором и правителем Екатеринославского наместничества. Державин упоминает о Синельникове в своих Записках, (Р.Б., стр. 132). См. выше переписку его с Державиным в 1786 году.
2 «Гарденин, воронежский купец (потомки коего, уже дворяне, до сих пор живут в Задонском уезде), в качестве провиантского комиссионера скупал и доставлял хлеб в армии, действовавшую под главным начальством Потемкина против Турок. Державин, вопреки формальностям, удовлетворил Гарденина и этим навлек на себя множество неприятностей, подвергся суду, лишился места и был вполне оправдан только вследствие личного объяснения с государынею. Дело это подробно рассказано в его Записках (Р. Б., стр. 274 и след.) На стр. 283-й он упоминает о своей надежде в этом случае на кн. Потемкина и на благосклонное расположение В.С. Попова» (П.И. Бартенев в Русск. Архиве 1865 г., изд. 2-ое, стр. 857, где в первый раз напечатано это письмо).
3 «До 120 тысяч, по словам Державина, подробно излагающего это дело в своих Записках (стр. 273 и д.).»


«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»

Автограф Г.Р. Державина. «Песнь на смерть Плениры»

Черновик поэта Г.Р. Державина




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.