Державин Гавриил Романович

 

586. От А.И. Васильева. 1 апреля 1787.

Письмо ваше от 15 марта получил; по оному тогда же с Сергеем Никитичем Зиновьевым виделся; он хотя отзывался, что Викулин человек надежный, но он уже в Петрозаводске деньги сам заплатил, то ему тамо и ненадобны, а Долгой отозвался, будто Викулина и совсем не знает, почему согласно письму вашему и возвращаю присланное от вас ко мне обязательство к вам назад. А с Зиновьевым я условился, что он теперь от меня получит на первый случай 500 р. из денег ваших, кои ко мне от Лунина присланы и о которых уже вас уведомлял; достальныя ж ему уплачу, буде возможно будет, из принимаемых от Петра Ивановича Новосильцова, который и мне вызывался, что от вас имеет приказание и может мне на ваш счет дать тысяч до двух.

В Воспитательный дом проценты уже все сполна заплачены, как я вам и прежде писал: в то число употреблено 250 Полторацкого, денег 425 из присланных от Лунина, да своих я тоже приложил 50 р., в которых с вами буду иметь расчет по присылке хлеба, как вы и сами желаете. Теперь же прилагаю при сем и квитанцию из Воспитательного дома в получения процентов.

Деревенских ваших денег, присланных от Лунина, за уплатою Зиновьеву, остается еще у меня 70 рублей. Из них и заплачу я Долсту за водку 60 р., а достальные отдам Сергею Михайловичу Лунину, добавя к тому своих 70 р. 25 к., чтоб и с ним разделаться; своим же деньгам конечно счет буду вести; а не худо, кабы ты и сам записывал, ибо я обо всем тебя уведомлял, а то ведь ты на это самый беспечный человек.

Зайцов обещал отдать деньги в апреле; весьма бы хорошо было, ежели б он отдал: с сими деньгами можно бы почти все долги расплатить, о которых вы теперь пишете, ибо от Зайцова должно получить 600 р., да от П.И. Новосильцова адресовали вы принять 2000, итого 2600; то и заплатил бы я Чоглокову 4000, Шнезе2 4000 и Зиновьеву достальные 400 р. Затем еще бы осталось 200 рублей, но буде Зайцов опять станет тянуть, то я уже отдам из принимаемых от Новосильцова тысячу Чоглокову и другую Шнезе, а Зиновьев достальные м потерпит.

Портрет княжий3 еще при отъезде их к ним дошел и они сами говорили, что вы его вырезать заказывали. Из них и нам один экземпляр достался. Ежели вы хотите, то я вам свой перешлю. А себе достану уже тогда, как князь возвратится4. Мне и самому мудрено, что они к вам забыли послать. Но, видно, это произошло от суеты, ибо при самом отъезде они его получили; то тот, кто застал, тот и захватил.

С Замятиным еще я не видался, а как увижусь, то ему переговорю и о деньгах, которые вы заплатить обещаетесь. Между тем же, если Зайцов деньги заплатит, то останется только рублей 200. Можно и вам ему в уплату отдать.

О проекте твоем в рассуждении судоходства, право, ничего сказать не могу, как он принят был здесь, и есть ли неудовольствие, что он чрез генерала губернатора отправлен; да кажется, и нельзя быть неудовольствию и по обстоятельствам вашим между собою, а паче потому что вам мимо генерала губернатора отправить оного и нельзя было. Иван Захарович испугался; теперь у меня был, и я с ним о сем проекте говорил. Он мне отзывался, что описание весьма хорошо.

Планы однакож не достаточны, ибо сделаны не по правилам гидроулики и по ним никак нельзя решиться, за тем что ни падения, ни быстроты течения воды не видно, и необходимо надобно для съемки посылать нарочного. До возвращения княжего они однакож никакого исполнения делать не будут. А рассмотря, будут дожидаться его; разве спросит Государыня: тогда должны будут представить с своим мнением.

После всех дел, которые к вам описал, скажу теперь и о том, что я читал письмо Катерины Яковлевны и живо и истинно сердечно порадовался, что так удачно вы сенаторов5 спустили; пора уже и вам наслаждаться спокойствием и удовольствием; довольно уже так и вы в своей жизни похлопотали; вы конечно уверены, что я во всех ваших случаях по привязанности моей к вам беру большое участие; то конечно поверите, что и в сем случае не лестно с вами сорадуюсь.

Кланяйся Катерине Яковлевне; поздравляю вас обоих с праздником. Рады мы и тому, что К.Я. прервала свое молчание. А то право надумались, не подали ли какой причины вам на себя досадовать, хотя никогда к тому и намерения не было. Будьте здоровы, счастливы и веселы; а я навсегда ваш покорнейший и верный слуга

Алексей Васильев.


1 Все это письмо писано собственным, весьма неразборчивым, почерком Васильева.
2 Алексей Иванович Шнезе (см. № 485), колл. сов., служил в петербургском монетном департаменте, образованном из прежней берг-коллегии.
3 Князя А.А. Вяземского; см. №№ 493564 и 585.
4 Из путешествия в саратовскую деревню; см. № 581.
5 См. № 573.


Памятник Г.Р. Державину в Лаишево, Татарстан

Гавриил Державин

Конверт почтовый «К 250-летию со дня рождения Александра Шишкова»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.