Державин Гавриил Романович

 

551. От Ахвердова. 13 ноября 1786.

Батюшка, Г.Р. Нижайшую благодарность приношу за поздравление меня с полученным крестом св. Владимира2, а несравненно более за лестное ваше обо мне мненье, в том же письме изъявляемое. Многое мог бы я вам сказать в рассужденьи раздаваемых государями знаков почести и отличья для поощренья часто неблагодарных и нечувствительных своих подданных! к ревности и прилежанию для службы отечества и касательно всегда почти обманутой их надежды; но, зная ваши о том мысли и ведая, что ничего нового для вас не сказал бы, оставляю сие, дабы поговорить о ином. Однакоже признаюсь: как о награждении сем не имел я никакого помышленья, а тем меньше старанья постороннего, то приятно мне было видеть, что товарищей моих мне при сем случае не предпочли. Князя Сергия3 здесь не было, другие рекомендовать не смеют и конечно участья в том не имели. Итак не знаю, как сделалось и кто вспомнил. Можно сказать, что в рот влетело. Вся жизнь моя так течет. Благодаренье Провиденью!

Итак злоба и клевета не хотят перестать изощрять терпенья нагой и смелой невинности? Тем лучше, тем сладостнее, тем сильнее блистанье ее; и сие да успокоит волненье, да утвердит в любви к истине пламенную, но честности полную душу терпящего. Победа одержана. Клевета низвержена со стыдом; и хотя на бреге Волги4 под темным, но сильным покровом порока сидяща пребывает, но конечно низвержена, ибо, видя замыслы свои опровергнуты, терзается внутренно и, не смея больше, грызет персты свои. Пусть изгрызется вся для блага человеков.

Из дома графа Александра Андреевича Безбородки слышал Василий, толстый супруг Авдотьин, что Иван Васильевич в рапорте своем оказал себя человеком честнейшим и не только оправдал невинного, но и просил ему защиты, отдавая всю справедливость его достоинствам и трудолюбью и ревности в возложенной на него должности. Оправданье принято благосклонно от озаренной славою, держащей весы, венок из дражайших каменьев и цепи.

Катерина Яковлевна скажет: о! какая опять аллегория! Речь тамбовского поселянина прекрасна, умна, ученая, прельстительная, истинно мастерская! Вам ее приписывают все единогласно, даже и озаренная славою, про которую слышал я в публике, будто, прочитав речь, сказала: «Речь прекрасная, каковую я еще не читывала. Я уверена о достоинствах и благородных чувствованьях г. Державина». Как мне позволено все зная болтать, то скажу с своей стороны: не достает речи сей только того, что трудно было простому поселянину и выучить и говорить ее. А ежели бы тоже да сказано было в простом сельском наречии, в том же тоне, как речь начинается, то бы несомненно была она бесподобная и имя сочинителево за нее известным быть потомству заслуживало.

Псалтирь и книжку моего перевода послал я к вам чрез Матрену Дмитриевну. Она присылала, ко мне своего слугу; итак надеюсь, что вы теперь уже все получили.

Теперь приступаю к всепокорнейшей просьбе. Вы знаете Николая Семеновича Паскевича с весьма, надеюсь, выгодной стороны, так как и я, то есть, честным, добрым, способным к делам и благодарным человеком. Г. тамбовский вице-губернатор Ушаков, быв здесь, сказывал, что ваш директор экономии Тозлуков просится в отставку и ему то обещано от генерал-губернатора. Николай Семенович женился и имеет сына и по-видимому иметь будет многочисленное потомство. По сим обстоятельствам находил бы великую выгоду, получая 1000 руб. жалованья, жить в Тамбове. Он открылся в сем и Алексею Ивановичу, так как благодетелю, который, вас также просит, думаю, об нем будет. Я же, зная его хорошее расположенье и желанье быть у вас в губернии директором и то удовольствие, с каковым вы всегда готовы делать благодеянье, приемлю смелость просить вас помочь ему милостивым вашим за него, у кого надлежит, предстательством в достижении его намеренья, ежели бы по обстоятельствам и не теперь, то по крайней мере впредь, поелику вы прежде всех знать можете, когда открываться будут таковые ваканции. Сим окажете ему благодеянье, а я почту оное за знак той милости, той благосклонности вашей ко мне, которые столь высоко я почитаю и за кои с совершенным высокопочитанием и истинною преданностью по гроб пребуду вашим усерднейшим и всепокорнейшим слугою

Николай Ахвердов.

М-вой г-не К.Я. свидетельствую мое глубочайшее почтенье и преданность, целую ей ручку и прошу продолженья ее ко мне милости.

(Внизу отмечено:) «Ответствовано 9 декабря чрез курьера Наумова».


1 См. № 469.
2 Длинный список наград, пожалованных 22 сентября 1786, напечатан въ двух нумерах С-петерб. Вед. в конце этого года.
3 С. Ив. Вяземского, управлявшего экспедицией о госуд. доходах в которой Ахвердов был начальником стола.
4 Жалоба, поданная Сатиным на Державина, была, как упоминается в некоторых письмах, сочинена в Саратове.


Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.