Державин Гавриил Романович

 

487. К князю Голицыну. 11 сентября 1786

М. г. мой, князь Сергий Федорович. На письмо в-го с. от 3 числа с. м. ко мне пущенное, имею честь донести. Г. Хвощинскому письмо в. с. я показывал и говорил ему, чтоб он пресек хлопоты, не могущие на обе стороны принесть удовольствия; на что он мне отозвался письменно, который отзыв при сем прилагаю. Что касается до слуха, дошедшего до в. с. якобы вы изволили сделать рекомендацию Марковым в Петербурге1 в рассуждении их поданной на меня просьбы Ее Величеству, то это правда, что и до меня сии вести доходили.

Я хотя с одной стороны предполагал, что надобно быть сильному ходатайству, что письмо г. Сатина не только скоро до престола достигло, но и высочайшая резолюция по оному не умедлена; с другой стороны, зная в-го с. честное сердце и в милостивом вашем со мною обращении будучи уверен, тотчас отринул я такие нелепые и оскорбляющие вас слухи, потому что ежели б в. с. и подлинно были удостоверены в каком нибудь несогласном звании моему поступке и захотели бы по справедливости за сторону утесненную вступиться, то не уповаю, чтобы вы не были столько ко мне снисходительны и не уведомив меня, не дали бы мне время одуматься и проступок мой исправить; ибо я во всяком случае за удовольствие себе поставлю советов и наставлений ваших послушаться, уважить и исполнить, нежели допустить на себя до престола жалобы, тем более, что дело Сатина такого рода, что мне не токмо принуждать его делать завещание в пользу Кормилицына не было нужно, но и не нужно; ибо завещание было сделано условное и на основании дворянской грамоты 22 сентября, то и мог он, отдав свое мнение Кормилицыну; по тому же самому передать его Маркову или кому другому. Словом, как то завещание уничтожить совершенно от его зависело воли и без принесения престолу жалобы и без оклеветания меня, то не только, ежели б я от вас услышал его какой либо на меня ропот, но от кого бы то ни было оное узнал, то я бы тотчас и решил тем же самым законом, которым он завещание сделал Кормилицыну, что ему не было нужды много заботиться о том своем завещании, а стоило только в гражданскую палату прислать другую челобитную, в которой изъявить последнюю свою волю в пользу Марковых. То бы и дело тем по его желанию кончилось.

Впрочем мне весьма удивительна эта история потому паче, что конечно были люди, которые хотят в сем деле, помочь; но понять не могу, как они не нашлись доброжелательства своего ему оказать законным образом, а присоветовали....2 оклеветать меня в таком деле, в котором принуждения ему быть никогда не могло и не может; ибо он сегодня отдал имение одному, а завтра волю имеет отдать другому. Теперь же, что Бог ни сделает, я необходимо должен просить у всемилостивейшей Государыни на тех удальцев, кто ему сочинил на меня пасквиль. Пребываю и проч.


1 В первоначальной редакции письма было сказано: «Относительно дошедшего до вас сведения, что вы за Марковых ходатайствовали».
2 Неразобранное слово.


Памятник Г.Р. Державину в Казани

Ключ цифирного письма

«250-летие со дня рождения Г.Р. Державина»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.