Державин Гавриил Романович

 

469. От Ахвердова. 18 августа 1786. Страница 2

1-2

18 августа.

Еще имеете право подивиться: письмо сие до сих пор написано уже месяц целой тому назад; но как я в самое то время должен был помышлять искать себе другого жилища и оставить дом Игнатия Антоновича, то, будучи весьма порасстроен в мыслях и обстоятельствах, не нашел себя в довольно покойном расположении духа к вам писать. Я живу ныне на Васильевском острове, в 9 линии между большим и малым проспектами в доме полковницы Платен, и делю время свое между должностию, Васильем Александровичем1, с Авдотьей Селивестровной и приехавшим ко мне из Кизляра братом 44-и лет, коего, записав в гвардии унтер-офицером, учу дома, чему сам горазд и которой составляет любезнейшее мое упражнение.

Приехавший от вас из Танбова, не ведаю кто по фамилии, которой привез мне почтеннейшее ваше письмо и описание бывшего у вас празднества2, хотя и взял у меня записку как меня сыскать, но не пожаловал ко мне ни одного раза. За это бы я право не был на него в претензии, ибо может быть много было у него здесь важнее сего дела, да то мне досадно, что надеясь, по собственному его обещанию, скоро его опять увидеть, не спросил его о месте его пребывания. Сию же минуту, то есть в шестом часу утра 18-го числа августа, проснувшись, нашел у себя человека Матрены Дмитриевны (Бастид.), который объявил мне, что танбовец ваш отправляется обратно; и так, не размышляя долго, сел кончить давно начатое мое письмо.

Утро сегоднишнее столь красно, столь приятно, что не за вздор почитаю вас с ним поздравить. И вы, может быть, в сие самое время наслаждаетесь видением красоты природы. Ежели это так, то вы сами знаете, сколь приятно, сколь утешительно утром смотреть на голубое, чистое и безоблачное небо, когда солнце, едва лишь оказав величественное чело свое, начинает золотить оризонт sic) и вливат как бы новую жизнь в тварей! Сие позорище имеет для меня несказанные прелести и всегда производит во мне какую то благодетельную и успокояющую чувствительность. О! если бы угодно было Богу даровать вам жизнь столь же беспечальную, сколь небо над Петербургом чисто, столь же понятную, как благорастворен воздух наш, столь же тихую и безмятежную, как тихо все и покойно теперь вокруг меня, и как души ваши незлобны и правдивы!

За последнее письмо и описание празднества приношу мою чувствительную благодарность. Таковое увеселение долженствовало быть любезному вашему генерал-губернатору весьма чувствительно. Оно было просто, но благородно, а будучи произведено, под руководительством вашим, обществом благородным в честь такой Монархини, какова наша и во удовольствие такого начальника, каковым вы своего описываете, долженствовало быть прекраснее всех тех торжеств, которые, выдуманы будучи лестию, производятся в действо пышностию и великолепием. Я дал все присланное вами прочитать и Небольсиным, которым равно понравилось. Они весьма жалеют и пеняют вам, что давно уже лишаете их удовольствия знать что нибудь об ваших обстоятельствах, в которых принимают они участие.

Итак сегодня отправляю к вам и псалтирь и две книжки моего перевода. Прошу вас покорнейше не оставить меня частым писанием, а я право всякий час от вас получать их за удовольствие бы почел. Пребуду навек с истинным высокопочитанием и нелицемерною преданностью ваш искреннейший

Николай Аквердов.


1 Небольсиным.
2 См. № 440.

1-2


Петрозаводск

Конверт почтовый «Памятник Гавриле Державину в Тамбове»

Конверт почтовый «250 лет со дня рождения Державина»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.