Державин Гавриил Романович

 

454. От Свистунова. С. Петербург, 6 августа 1786.

М. г. Г.Р. и м-вая г-ня Ек. Як. Вы, зная совершенную нашу к вам преданность, легко представить себе можете, сколь много мы обрадованы были письмом вашим от 5-го июля, видя из оного отзыв ваш в рассуждении вашего наместника, что вы им весьма довольны и любите его, как душу. От искренного моего сердца прошу, утешь вас Бог всем тем, чего только пожелать вы можете. Так как из писем ваших я вижу, что Иван Васильевич любить законы, почитая их одних своими путеводителями, не сребролюбив, не пышен, не почитает себя божеством и всякому отдает справедливость1, то, соображая таковые качества с правилами вашей жизни и службы, которые мне твердо известны, инакого отзыва, каков он делает об вас, что действительно Бог ему дал такого помощника, которому всякой обязан отдать беспристрастную справедливость, в рассуждении всех, по крайней мере мне известных губернаторов, — я и ожидать от него не должен. Но как все это не может быть долговременно, понеже вы там не вечно жить будете, также и ваш наместник, то, заключа в сердце моем вечную к вам любовь и благодарность, решился я остаться продолжать службу мою здесь в месте, княгинею Екатериною Романовною по милости вашей мне данном2, и, сколько сил моих и способностей достанет, стараться буду сыскивать ее благоволение, дабы не дать ей случаю сказать и обо мне то же, что она говорит об Эмине и Грибовском, что вы, по доброй вашей душе, в выборе людей ошибаетесь, и с доверенностию вашею часто попадаете на людей ленивых, ветреных и много о себе мыслящих.

Она приказала Татьяне Ивановне вас уведомить, как с нею поступил Эмин, что и оставляю ей исполнить, а я с непременным моим высокопочитанием и проч.

Димитрий Свистунов.

(Приписка Т.И. Свистуновой:) Я была у княгине Екатерине Романовне; хотя очень мне не хотелось быть там, по наслышке, что она компаний женских не любить, но благодарность того требовала. Я поехала к ней 1 числа с. м. и принята была ею напротив мною слышанного: она просила меня, чтоб я к ней ездила, говоря, что я ее всегда одинакую к себе найду, и если что не понравится мне в ее виде или поступках, то она наградит то своим сердцем и все для нас сделает, что в ее силах будет, и, расспрашивая меня обо всем, что было в Петрозаводске, рассказала мне о Эмине, как он поступал с нею и несколько раз мне подтверждала, как она любит Гаврилу Романыча, и сказала мне: «Пожалуста, отпишите Г.Р., что сделал Эмин»; то я по ее приказанию вас уведомляю: она приказала ему потрудиться в собирании слов российских и в составление этого (sic) лексикона. Он, несколько дней к ней не явившись, написал прегрубое письмо к Лепехину3; тот пожаловался княгине; Эмин был призван княгиней, и когда она его спросила, какое право он имел писать так к человеку, которого по заслугам его она и сама уважает, то он сказал, что он очень огорчен был сею египетскою работою, за которою он себя потерять должен и что он имеет такие способности, что в лучшее употреблен быть может, нежели эта безделица. Княгиня ему желала лучшего счастия в другой службе; он очень скоро то и исполнил и, приехав к ней на дачу, когда ее не была дома, велел сказать, что он перешел в драгунский полк и с княгиней приезжал прощаться4.

Кажется, батюшка Г.Р., как я приметить могла из слов ее, она воображает, чтоб вы чего не подумали, что произошло от нее; она несколько раз мне говорила: «Пожалуста, уведомьте Г.Р., чтобы он подробно знал, что Эмин сам причиною»; не один раз сказала, что она друг вам, Т.И.5 напротив, все его пороки знает и сказала мне, чтоб мы его не боялись больше. Я, сидя у нее, воображала, что получение места, такие от княгини ласки, и все, что нас теперь утешает, одним словом всем мы вам обязаны, нашим благодетелям.

Боже мой! чем мы заслужим за ваши милости? божусь вам, что прямо от чистого сердца вам сие говорю: чего бы мы не сделали для вас, чтоб только хотя в десятую долю заслужить милости ваши? Но еще, батюшка, Гаврила Романыч, вас прошу сделать милость отписать княгине и рекомендовать Дмитрия Матвеича. Вот, батюшка, как нам заслужить вам: вы только сделаете нам милость, а мы о другой беспокоим. Однако все силы наши положим на то, чтоб заслужить вам во всю жисть нашу. Впрочем с преданностью моею и вечным почтением пребуду покорная услужница

Т. Свистунова.


1 Т.е., другими словами, не похож на Тутолмина.
2 Т.е. советника в правлении Академии Наук.
3 Бывшему секретарем Российской Академии; см. № 339.
4 См. об этом же письмо самой княгини от 7 сентября 1786.
5 Должно читать: «Тимофею Ивановичу (Тутолмину) напротив», т.е. ему она враг.


Конверт почтовый «250 лет со дня рождения Державина»

Званка — усадьба Державина

Марка «В.Л. Боровиковский. Портрет поэта Г.Р. Державина»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.