Державин Гавриил Романович

 

431. К Гудовичу. 6 июля 1786.

М. г., Иван Васильевич. Вашему в-пр. угодно было словесно обязать меня тою доверенностию, чтоб особою моею запискою рекомендовал я вам достойных людей к наполнению случающихся иногда ваканций въ здешней губернии. Приемля сие знаком особливого вашего ко мне благорасположения, осмелюсь вам трех кандидатов весьма мне известных представить, а именно гг.: надв. сов. Свистунова, титулярнаго — Чернева и капитана Жегочева, из коих первые, отличаясь своим знанием и искусством въ делах по довольному и беспорочному в них упражнению, отменное тем самым заслуживают себе одобрение, кто только хочет ценить прямые достоинства и прилежность в рассуждении отправления должностей. Жегочев же, хотя по начальному своему упражнению в статской службе и не приобрел еще в ней довольного сведения, однако по воспитанию своему и обращению в науках весьма может быть полезен, в какой нибудь палате занимать место ассессора, г. Свистунов — советника место, а Чернев весьма бы удобен был отправлять должность губернского стряпчего, или ассессора же в казенной и уголовной палате, поелику ему сии обе части весьма известны. За Свистунова и за Чернева особливо я беру смелость предстательствовать у в. в-пр., ибо, не взирая на прямую службу, усердие к оной и достоинствы, по недоброхотству ко мне они были гонимы в прежней управляемой мною губернии. Словом, оказанная им милость будет оказана мне, которой чувствование останется по гроб мой во мне незабвенным.

(Приложенная к письму записка о Свистунове и Черневе.)

Надв. сов. Д.М. Свистунов — советник Олонецкого наместнического правления, но там по утеснению его быть не желает и не может; для чего выпросился на 4 месяца в отпуск и теперь находится в Петербурге, с тем чтоб никогда в Петрозаводск не возвращаться. Он человек недостаточный и без места быть не может. Гоним за то, что во время объезда моего Олонецкой губернии, хотелось Тимофею Ивановичу против меня что-то сделать в правлении, для чего прислал предложение из Архангельска, в котором предлагал, не смотря что я не отсутственен из губернии, чтоб прокурор, на его предложения принимая резолюции от виц-губернатора, сказывал бы их советнику. Он, видев что чрез сие требуется почти отрешения моего и не имея закона (о том, чтобы) кроме моих положений исполнять прокурорских резолюций, отнесся по сему странному случаю ко мне для положения резолюции. Тимофей Ив. разгневался, что по намерению его исполнить не удалось; а для того, не смогши против меня, обратил все мщение на Свистунова: писал в Сенат и просил об отрешении и суде его, жалуяся, что он его не послушал и отнес его предложение якобы ко мне на ревизию.

Сенат, видя несообразное требование и ощутительную привязку, приказал Тимооею Ивановичу взять с Свистунова против его жалобы объяснение и доставить к нему на рассмотрение.

Т. И. объяснения не взял, для того что оно по законам было бы не в его пользу. А наконец, по просьбе Свистунова, на 4 месяца в отпуск не представлял долго Сенату, и притесняя его всячески, длил с декабря по май. Свистунов, видя страшное гонение, должен был принимать меры, к осторожности служащие, а для того,как он и в самом деле не здоров, репортуяся больным, не выходил с полгода с квартеры по самый его в Петербурга отпуск.

Находящейся из службы в отставке тит. сов. Яков Григорьев сын Чернев был в экспедиции о госуд. доходах в должности столоначальника по винной экспедиции, чрез которого, можно сказать, труды приведена по всему государству часть сия в желаемый князем Александром Алексеевичем порядок. По особой ко мне привязанности перешел в Олонецкую губернию и занимал место в казенной палате ассессора в винной же экспедиции. По привычке должность свою отправлял с прилежанием и прямым усердием при случае как отделялась Олонецкая область от С. петербургской губернии и надобно было расчесться в винных капиталах и отдать Петербургской в Олонецкую что следует. А как капиталы были худо расчислены и в крайнем замешательстве, то петербургская палата, позабыв, что отдала откупщикам для делания водок 35,000 рублей, не поставила их в расчет, которые по замешательству совершенно могли из казны пропасть. Чернев, употребя неимоверные труды распутывать расчет капиталов, нашел оные деньги, прошен был некоторыми, чтоб их не обнаруживать, а утвердить тот расчет, что петерб. казенная палата показала, из чего обещана была ему часть. Он не согласился. Сие была причина его гонения, отчего он взял отставку, а равно и прочие подобные казенной палаты дела, от которых он устранился, чтоб не подпасть под прямое несчастие, и как человек он крайне недостаточный, то живет без места на моем, можно сказать, содержании здесь в Тамбове.


Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Мемориальная доска на доме Державина

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.