Державин Гавриил Романович

 

425. От Свистунова. С. Петербург, 2 июля 1786.

М. г., Г. Р., и м. г-дрыня, Ек. Як. На прошедшей почте писал я к вам, что я, в Петербург приехав, по причине праздников ни с кем еще не видался и что князь Хилков меня уведомил, что он просится в отставку1, а на его место прочат иностранной коллегии советника Кондойди; но что сам Кондойди места сего не ищет. Ныне ж доношу вам, что вчерась я к первому в городе явился к Николаю Александровичу, нашел его в загородном его доме — и по милости вашей принят им весьма учтиво и ласково. Он уверял меня, что он по дружеской к вам преданности не только тем людям, которых вы любите, но и тем, кои только знакомы вам, готов всегда оказывать услуги свои столько, сколько силы его ему позволят. По каковому отзыву я объяснился ему, что я, счастливым бы себя почел, если бы удостоен был занять место, князем Хилковым оставляемое, и покорнейше просил его в том вспоможения; на что он отозвался, что княгиня Екатерина Романовна к нему столько благосклонна, что он не надеется, чтобы она ему в этом отказала, и притом подтвердил слова Князевы о Кондойди: ясняе, сказал, что он действительно на это место идти не хочет. Но представлял мне некоторый обстоятельства в рассуждении личного угождения, однако за всем тем, по усильной моей просьбе, обещал, увидяся с княгинею, просить ее; почему я у него сегодня в другой раз был там же; но так как я уже напуган, то опять вас, моего благодетеля, прошу употребить вашу отеческую обо мне просьбу к княгине.

Сделайте милость, батюшка, поторопитесь отписать к ней, пока не перепросил ее еще другой кто. Вам недостаточное мое состояние и число семьи моей известно, известно и то, что я детям моим в другом каком удельном (sic) городе никакого воспитания приличного их рождению дать не могу, а здесь и при таком жалованье я наиудобнейший случай сыскать могу чему-нибудь их выучить за умереннейшую плату; сжальтесь, батюшка, над ними и сделайте им отеческое вспоможение, а я на то одно и определю себя, по предупреждению Николая Александровича, чтобы только угождениями моими стараться заслужить покровительство и благоволение начальничье; к прочим же, к кому от вас обо мне письма оставлены, я еще ни к кому не ездил, потому что Николай Александрович мне их еще не отдал, а обещался, отыскав, ко мне прислать их. Также у Льва Васильевича2 был и равным образом за его мне прием приношу вам мою чувствительную благодарность. Он совсем отменным образом от прежнего со мною обошелся (даже и фамилиями сих двух ваших приятелей, как приемом Марьи Алексеевны, так и Татьяны Ивановны, я не могу довольно нахвалиться). О сем месте я объяснялся и со Львом Васильевичем; он также обещался с своей стороны мне помогать; но без вашей помощи, признаюсь, все сии обещании мне сумнительны. При сем посылаю к вам, м. г., список в прошедший праздник пожалованным и с искреннейшим моим высокопочитанием и проч.

Дмитрий Свистунов.

(Список наградам.) Июня в 28-й день всемилостивейше пожалованы:

Ген.-аншефу графу Мусину-Пушкину орден св. апостола Андрея Первозваннаго.
Д. т. с. графу Шувалову орден св. апостола Андрея Первозванного и 60,000 рублей.
Д. т. с. графу Воронцову крест и звезда бриллиантовые ордена св. Александра Невского и 50,000 рублей. Т. с. Заводовскому орден св. Владимира 1-й степени и 50,000 рублей.
Т. с. графу Безбородку в вечное и потомственное владение в Малой России деревни, в указе данном Сенату поименованные (Слышно, что 1200 душ монастырских (Примеч. Свистунова).

В сенаторы: Д. т. с. Фитингоф.
Т. с. граф Николай Шереметев.

В сенаторы и тайные советники:
Камергер граф Алексей Разумовский.

Дд. сс. сс. в сенаторы: Сергей Рожнов, Сергей Акчурин, Петр Пастухов и Дмитрий Балашев.

В тайные советники: Карл фон-дер-Остен-Сакен.

В камергеры: Камер-юнкеры Константин Повало-Швейковский и Петр Мятлев.

В обер-прокуроры Синода: С. с. Аполлос Наумов.

В должность обер-прокурора сенатского: С. е. Петр Неклюдов.

Кавалерами ордена св. Владимира 2-й ст.: Находящееся при его императорском высочестве в. кн. Александре Павловиче ген.- майор Александр Протасов и с. с. барон Гримм.


1 См. № 424.
2 Тредьяковскаго. См. № 375.


Башня Сююмбике - исторический символ Казани

Ночной Оренбург

Ночной Эрмитаж в Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.