Державин Гавриил Романович

 

419.От Н.А. Львова. С. Петербург, 19 июня 1786.

Давно, мой друг Г. Р., должен я тебе ответом на письмо твое длинное, которое я одно только в жизни получил от тебя по масштабу желания моего знать о тебе; но я все хотел писать с сим вручителемъ, коему давно надобно было отправиться1, да вчера я только добился, чтобы граф написал письмо к Ивану Васильевичу, без коего отправить его было не можно, а притом смерть Петра В.2, моя болезнь после оной и родины... Ой черной год! Увезли вы, мои друзья, с собою много моих удовольствий; ваши прошедшие скуки остались здесь на лицо...только не в приказном виде.

Купцу о молонии хлеба на новоторжских3 мельницах я предлагал свое пособие; но они уже наняли другия и мои не нужны. Вот тебе на первый пункт, на прочее по порядку.

Касательно до торгу нашего хлебом, если оный зависит от денежной помощи и капиталу, то нечего и думать: заняв 59 т. рублей, исчерпал я все колодези одолжения; итак отложим блины к иному дни. Если же тебе какими нибудь изворотами удастся достать деньги и купить там хлеб, то заклинаю тебя не иначе сию торговлю учредить, как таким образом: хлеб сей отправить до Петербурга под моим именем, мне отдать здесь смолотый и в кулях, не требуя с меня при отдаче тотчас денег, а ко мне написать: посланный хлеб продай куль по тому-то; тут надобно уж вам и провоз и барыш вычесть; если я продам дороже, поделимся барышем, тогда я за анбары возьму с тебя наем, и дело в шляпе. Если же я получу здесь какую-нибудь хлебную комиссию, то напишу к тебе: поставь мне столько-то хлеба к такому-то числу, я тебе в Петербурге заплачу — с выгрузкою столько за куль. А ты мне скажешь, сходно ли это или нет, прежде нежели взойдешь в закупку.

Вот все то, что могут мне (sic) мои обстоятельства. Кажется, тут нет загадки, о коих ты пишешь, да я нигде их не употреблял с тобою.

Заводы мыльные, пильные и хрустальные зависят от первой хлебной статьи, то и того зачинать погодить надобно. Если тебе что-нибудь такое на пользу общую представится, пиши.

Что же касается до продажи деревни Михайловской, то если тебе возможно без того как ни-есть оборот сделать, то не продавай, погоди. 28-е выдет новый заемный банк, а в июне 1787 г. будут давать и деньги без возвращения суммы заемной, на 20 лет, под заклад деревень по 40 р. душу, а платить только по 8 процентов во все течение 20 лет; если же кто захочет и капиталь внести, то весь или часть оного может вносить по срокам и по расчету расплачиваться.

Деревни и все вещи неминуемо будут вдвое дороже, потому что прибавится открытием займа в сумму ходимых денег 30 миллионов рублей, кои до сего времени не существовали.

Казна при сей операции имеет свои расчеты; но партикулярные имеют великой выигрыш:
1) не возвращается капитал иначе, как процентами;
2) проценты сии плотятся не при займе, но по прошествии года;
3) от всяких форм бумаг гербовых и не гербовых сколько можно облегчены;
4) что заимщик, имеющий атестаты, может занимать чрез всякое приказное место, где бы ни жил и не ездя с места, таким же образом пересрочивать свой долг без всяких объявлений.

Если что предварительно можешь придумать в пользу своих дел при сей операции, то вот тебе задача, а мне пиши, что здесь делать надобно.

Пяти же процентный банк будет также отдавать деньги по 40 руб. за душу на 8 лет на том же основании, но платить не по 6, а по 5 процентов.

Вся сия операция безмерной важности выдумана графом Андреем Петровичем4, обработана же графом Алекс. Андр., графом Александ. Романовичем и Петром Васильевичем Заводовским. Министр внутренних дел5 живет в Александровском и Двор вчера мимо его из Пеллы6 едучи водою...проехалъ мимо. Состояние здоровья его все еще не поправилось, однако он сам в состоянии, правда шатаяся, пройтить по горнице.

В следствие именного повеления жалованья мне за медалический труд его сиятельство не выдает еще.

Пожалуста, напиши, кто такой сержант, который претензии на Алексея Афанасьевича7 имеет, как его зовут. Я так думаю, что ты промахнулся, — на Дьякова, да не на того. Есть Дьяков в Нарвском уезде, а у нашего и в Нарве ничего нет.

Марка Федоровича8 и никого кроме ветрогонов его здесь нет, и потому твою комиссии исполнить не могу.

Сутерланда9 давно не видал, он на даче, а я то в Царском, то в Пелле, а завтре в Петергоф. Увижу, сделаю, что ты велел.

Напиши ты еще к Пестелю10, чтобы он представил о Федоре Тимофеевиче11, затем ничего сделать не можно; а для меня он теперь не очень сделает, потому что гневается. Как скоро же представит, то будет мое дело.

Послал я к вам весьма искусного строителя, каменного мастера Лукини, которого прошу держать в железных рукавицах, а он человек доброй.

Впрочем у меня ничего нового, в городе ничего, при дворе ничего. Прости.

Куда как я рад, что в Тамбове вам хорошо; дай Бог век.

Р.S. Платочек паутинной Государыня послала к Палласу12, чтобы он растолковал, что се? А как возвратит, то стану просить, чтобы обретшему оной хоть спасибо сказали, если чего лучше сделать не можно.


1 Речь идет конечно об итальянском каменном мастере; см. ниже в этом же письме, также № 406.
2 Бакунина. См. подробнее об этом в следующ. письме.
3 Близ Торжка у Львова было имение; см. Том I, стр. 511.
4 Шуваловым, директором ассигнационного банка, сенатором по межевой экспедиции и главным надзирателем шпалерной мануфактуры. Он имел обширные сведения по части финансов и политической экономии и был первым основателем кредитной системы в России (род. 23 июня 1744, ум. 24 апр. 1789). Краткую заметку о нем Д.В. Поленова см. в Русск. Арх. 1867, стр. 924. Известно, что он переписывался с Вольтером (Р.А. 1864, стр. 34—41); французскую оду гр. Шувалова на смерть Ломоносова см. в Сборнике ак. Куника, ч. I, стр. 201; там же сведения о Шувалове на стр. 222 и следд.
5 Т.е. князь Вяземский, который по званию ген.-прокурора соединял в себе должности мииистров юстиции, финансов и внутренних дел. О его имении Александровском см. Т. III. стр. 342, и Т. IV, стр. 21.
6 Пелла, на левом берегу Невы, в 35-и верстах от Петербурга, прежде загородный дом сенатора Неплюева, была куплена Екатериною II в 1784 г. в предположении построить здесь великолепный дворец, к чему тогда же и было приступлено. Последовавшие вскоре войны замедлили исполнение этой мысли, а при императоре Павле она была совсем оставлена и почти все начатые постройки уничтожены.
7 Дьякова, тестя Львову.
8 Полторацкого.
9 Придворного банкира.
10 Московскому почтдиректору.
11 Поспелов.
12 Академику, род. в Берлине 1741, ум. там же 1811; вызван в Петербург 1768.


Черновик поэта Г.Р. Державина

Золотая медаль «Г.Р.Державин»

Конверт почтовый «К 250-летию со дня рождения Александра Шишкова»




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.