Державин Гавриил Романович

 

415. От Поспелова. С. Петербург, 15 июня 1786.

М. г. Полученным на прошедшей неделе в Петрозаводске указом Дмитрий Матвеевич 1 уволен на 4 месяца: он мне поручил для приезду своего нанять квартиру, которая уже и нанята. Я от него уведомлен, что он со всем своим семейством и имуществом отправится из Петрозаводска на гальете: итак, ежели продолжится способная к водоплаванию погода; то надеюсь ближе недели увидеться с ним здесь. Грибовской2 с бывшим вице-губернатором олонецким3 приехал уже в Петербург. Из числа рассказыванных им мне петрозаводских приключений, я упомнил следующее.

Директор экономии4 требовал от него, при всякой с ним встрече, чтоб Грибовской снимал пред ним шляпу. На одномъгде-то гулянье Грибовской поупорствовал противу его требования; первый сердился, начал бранить всенародно последнего и хотел-было слуге своему приказать сшибить с него шляпу палкою. Грибовской не упустил при сеъ случае высказать все свои грубости. Сия брань обратилась в процесс5.

Грибовской был истцом у Т.И., который, против воли своей, должен был сделать чрез губернатора директору экономии выговор. Сие и тому подобное не производит ничего другого, кроме отвращения к Петрозаводску. Эмин6, сказывают, потеряет скоро место по причине гордости и нескромности своей, которое теперь имеет; но о сем Николай Александрович вас уведомит или уведомил обстоятельнее.

За сим имею честь и проч.

Федор Поспелов.


1 Свистунов.
2 См. № 346.
3 Зиновьевым; см. № 347.
4 Ушаков.
5 Другим образчиком нравов тогдашнего провинциального общества может служить следующий рассказ жены Свистунова из ненапечатанного письма ее к Державиным (писанного в апр. 1786): "О посторонних новостях я, право, у вас сущий газетчик; я столько вас люблю и почитаю, что не вытерплю, чтоб не сказать, что у нас вышло в самую в заутреню праздника. После торжественных выстрелов, директорша * в церкви прибила куличем и зажгла свечею штаб-лекаршу, и, вышед из церкви, ругала подлым образом и, по улице ехав, также ругала во всю мочь; причина же вины бедной и хворой штаб-лекарши та, что стала несколько впереди ее. Хотя она у нас в городе считается и вторая Варвара, однако все закричали, что дурно давать фаворитам столько силы, чтоб делать мятежи в церкви.

Думаю, что узнают и в Петербурге, потому что штаб-лекарь так огорчен, что хочет идти в отставку. Эта история получше медведя **, так что у нас, матушка, страшно ездить и в церковь; она же, по несчастью, одна, другой церкви нету. Из сего можете судить о здешних обстоятельствах. Мы только и твердим: изведи Господи из темницы душу мою. Пора мне перестать, — я вам наскучу нашими геройскими делами; которая и под пушечными выстрелами била, пусть ей дадут за подвиги крест, а я с вечным почтением моим" и проч.
6 См. № 342.


* т.е. жена директора экономии, Ушакова.
** Державин в своих Записках (Р.Б., стр. 255 и слл.) подробно рассказывает, как однажды в Земский суд случайно, ради шутки, завели медвежонка и какая из этого вышла история.


Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Памятник Г.Р. Державину в Лаишево, Татарстан

Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.