Державин Гавриил Романович

 

387. От Свистунова. 30 марта 1786.

М. г., Г. Р. 21-го ч. сего месяца гг. ревизоры к нам прибыли: граф А. Романович1 в 6 часов утра, а Алексий Васильевич2 в 11 часов, которым мы, но надлежащей встрече, подали сперва краткие рапорты о чинах, каждый от своего места, а губернатор и о благополучном состояниии губернии. Потом, по требованиям их, подали им ведомости и прочие сведения и планы, а какие именно, у сего для любопытства вам прилагаю копию с реестра, при каковом они были им представлены. На другой день, т.е. в воскресенье, они изволили обедать у губернатора, куда приглашены было чиновники, занимающие только полковничьи места, и четыре дамы: вице-губернаторша, моя Татьяна Ивановна, директорша3 и комендантша, где за столом граф поговорил несколько на счет директора, о разделе земель, что в некоторых губерниях именной указ о исчислении земли в губернии, достаточно ли будет для снабжения оною всех государственных креетьян указною пропорциею; начали толковать превратно, и вышли от оного разные расколы.

Однакож после стола был к нему очень ласков и наконец ему за устройство его части приписал отличную похвалу и простился с ним с отменного противу прочих ласкою. В тот же день, перед обедом, чрез Василья Николаевича Гурьева дали нам запросы, что им потребно дать как они придут в присутствие. 23 числа, т. е. в понедельник, осматривали все присутственные места, были в правлении, и, прочитав ведомости делам нерешенным, потом осматривали журналы, протоколы, настольные реестры, архив, и, прошед по покоям, смотрели упражнения приказных служителей, и, не сказав в тот день ничего, вышли вон; а с ними по всем судам ходил уже один губернатор; 24-го числа поутру за общим подписанием дали нам предложение, в котором наместническому правлению изъявили свое отличное удовольствие, изъясня сими словами: «поданные нам от наместнического правления разные сведения и порядок дел найдены в столь хорошей исправности, как того только желать можно». Казенную палату также расхвалили и приписали похвалу и честь знания и прилежания Сергею Никитичу Зиновьеву4, также и о директоре именно написали: «что по части директора экономии флота капитана 2-го ранга Ушакова подробные и обстоятельные сведения, им поданные, делают ему честь». Скажите ж мне теперь, — при всем том, что он явно грабил, — что он чрез то проиграл?

О уголовной палате написали: «что нашли в оной, что дела текут медленно, почему и изъяснились, что не могут они оставить, чтобы не рекомендовать оной палате решить те дела с поспешностию и на основании законов, а особливо о губернском казначее Дациевиче, продолжающееся еще с генваря 1785 года, тем более, что он с уголовною палатою находится в одном городе».

О гражданской палате написали: «что с удовольствием видели они исправность и поспешность в отправлении дел, равно сбережение оных, также межевых планов и прочего в совершенном порядке, служащем к истинной чести и похвале председателя оной палаты, коллеж. сов. Арендса», и за то похвала, что Арендс ничего не делал во все время и с самого открытия не имел ни одного дела, окроме весьма малого числа текущих, которые не трудно сберечь.

Впрочем совестному суду, губернского магистрата 2-му департаменту, нижней расправе, городовому магистрату и нижнему земскому суду изъявили некоторое неудовольствие и поручили правлению советного суда поправление, а прочим понуждение; также в Каргополе расхвалили нижнюю расправу и нижний суд, а в Вытегре, похваля и прочие суды, о нижней расправе, где наш Тюрепин, написали, что в оной не приметили они желаемого в делах прилежания и исправности; почему и определено в правлении взять от них къ поступлению за леность по законам ответ. Бедный Тюрепин пропадает и точно оттого, сказывают, что он ежедневно без просыпу пьян. Впрочем генерально все присутственные места Олонецкой губернии похвалили, написав сими словами: «что во всех других осмотренных нами судах, с удовольствием видели, коль поспешное и согласное с высочайшими учреждениями дела имеют течение». Теперь не ясно ли обличилась ложь Т.И.5, что Олонецкая губерния вся в таком неустройстве, что вся гибнет.

Мне ж с графом о себе говорить не удалось, потому что он никого не велел к себе пускать, окроме тех, за коими он сам посылал, т.е. за вице-губернатором, директором, Арендсом, и Пыхтиным6. Да я и не рассудилъ его здесь беспокоить, потому что я уже уведомлен был, что я, согласно с моим желанием, Сенатом уволен и что определение обо мне тогда подписывалось; однако еще и поныне указа сюды не прислано. Хотя Харитон Лукич меня графу и рекомендовал, — когда он спросил его, каковы у вас в правлении советники, то он отозвался, что он таких имеет советников, с которыми бы он за счастье себе почел век служить; — но однакож я не заметил его к себе благоволения: он во все время первый самый вопрос мне сделал; подошед ко мне, при всех сказал: «вы были больны?» Я отвечал: «так»; тем наш разговор и кончился, с тем и разъехались.

Хорошо тому на свете жить, за кем само счастье гоняется. Лишь только сенаторы от нас выехали, то на другой или на третий день Сергей Никитич получил копию с именного указа, что он перемещен в Петербург членом в новоустрояющуюся экспедицию строения дорог с произвождением жалованья 1875 рублев. Он теперь так рад, что земли под собою не слышит. (Да кто, полно, не обрадуется, выходя из здешнего ада?)

Я, помнится, писал к вам, что мебель вашу Харитон Лукич не всю взял, а посуду столовую, хрустальную и чайный сервиз весь взял, однакож денег я еще не получил. Прочую ж мебель никто не покупает; итак я, не надеясь на совесть Пыхтина, хотя он и совестный судья, чтобы после с ним, как с человеком олонецким, не завести хлопот, выпросил у Харитона Лукича место и решился перевести все под казенный присмотр в его покровительство, и ежели сам уеду, то поручу И.М. Голодовичу7 по вскрытии вод отправить на галиоте в Петербург к Матрене Дмитриевне8. Впрочем с истинным моим высокопочитанием и совершенною по гроб мой преданностию остаюсь вам и м-вой г-дрыне Ек. Як. наипокорнейшим слугою

Дмитрий Свистунов.

(Приписка с боку:) Т.И. мы сюда со дня на день ждем и со всем его домом. Иван Акиноевич9 уж и на встречу выслан.


1 Воронцов, как сенатор 3-го департ.
2 Нарышкин, сенатор. 4-го департ.
3 Т.е. жена директора экономии, А.А. Ушакова.
4 Вице-губернатору.
5 Тимофея Ив. Тутолмина.
6 Совестным судьею.
7 Коллегии иностранных дел переводчику, служившему в казенной палате.
8 Бастидоновой.
9 Тутолмин, один из родственников наместника, последовавших за ним на службу в Петрозаводск.


Памятник Г.Р. Державину в Тамбове

Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.