Державин Гавриил Романович

 

344. К В.В. Капнисту. (Петрозаводск), 29 апреля 1785.

Васенька, любезный мой друг, Христос воскрес! — Теперь я отдохнул и пишу к тебе, но пишу все коротко, для того, что пуститься к тебе писать пространно, то мысль за мыслью, чувства за чувствами следуют; не увидишь как, Бог знает сколько напорешь, а поглядишь — дела ничего. Дожидаюсь нетерпеливо как сам приедешь; тогда душу к тебе м словами выпущу и напою тебя моим открытым сердцем. Я писал ныне к Николаю Александровичу1 2 листа, но позабыл об Емине2 упомянуть. Я знаю, что он ветрен и, может быть, как распечатал письмо мое. к Ник. Ал. ненарочно, а, чтоб был какой подлог, то я не надеюсь этого, для того, что ему в том никакой нужды нет; ибо он видел, все письма при нем писаны, а ежели кому и пересказал, то пусть его: у меня в делах моих никакого секрета нет. Я все публично: и ссорюсь, и мирюсь. Я прилагаю тебе письмо к графу Александру Андреевичу благодарительное за его покровительство; но как уведомление Николая Алекс. по поводу которого я графу теперь пишу, послано ко мне с особливым эстафетом от 23 числа, и Николаю Алекс. не хотелось этого дать знать никому, то и разочти ты дни, как может не с нарочным письмо оборотиться в Петербург, и подай графу, и ежели ты вхож, то словесно поблагодари его, что я больше чувствую, нежели изъясняюся.

Поздравляю тебя, что ты вхож к Вяземскому; но этому я не верю, чтоб его-нибудь узнал разговор задушевный Вяземского с Тутолминым: и ближние и искренние нам этого проникнуть вотще уповают. Но пусть его сиятельство гневается на меня невинно: по правде Бог мощник (sic), но Тутолмин великой притворщик. Жалею, что не успею тебе послать стихов его, которые он делал в честь князю Потемкину в Екатеринославле3 и которые я от ближних его получил. Он здесь всем внушал, что я изрядный стихотворец, а худой губернатор. То я и этому обрадовался, что он наш брат, но с тою только разностию, что негодный стихоткач, как и худой законодатель; но пусть я делаю стишки, а он схватывает вершки: одно вредно в важных делах, а другое немного ежели так смешно, а не грешно. Но я сказывал, что ежели примусь к тебе писать, то напорю дребедени, а дела ничего.

— Ежели увидишь графа Алекс. Романовича Воронцова, то ему не говори пожалуй, что я знаю о происходившем в Петербурге чрез нарочно посланного, для того, что и его, хотя может быть не за что особливо, но должно поблагодарить4. Приезжай пожалуй, мой друг, дай на себя наглядеться. Верный твой друг

Державин.

Письмо к графу писано от 6 мая5, так и располагай, не можно ли несколько сократить время, будто я с нарочным отправил. Пожалуй уведом Николая Александровича, что Татищеву, казанскому губернатору, хочется ужасно как в обер-егермейстеры, чин генерал-майорской вместе с князь Петром Алексеевичем Голицыным; то ежели бы его туды, — он был доволен, а я бы вдвое6.


1 Львову.
2 Николае Федоровиче, служившем в Петрозаводске под начальством Державина. См. о нем особенно Т. I, стр. 271 и 336; Т. II, стр. 232; и Т. III, стр. 578. Ср. выше № 342.
3 Где Тутомлин был губернатором (1784) до перевода его наместником в губернию Архангельскую и Олонецкую.
4 Вероятно, по ходатайству гр. Воронцова и Безбородки тогда решено было, не смотря на жалобы Тутолмина, ограничиться переводом Державина в какую-нибудь другую губернию.
5 Так, вероятно, было помечено следующее за сим письмо, хотя под отпуском и означено время, когда оно действительно было писано.
5 Державин желал получить губернаторское место в Казани, о чем ср. № 338, прим. 12.


Г.Р. Державин (К. Жуковский)

Автограф Г.Р. Державина. «Песнь на смерть Плениры»

Черновик поэта Г.Р. Державина




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.