Державин Гавриил Романович

 

333. К князю Вяземскому. Июль 1783.

Сият-ший князь, м.г. При окончательном разделе и расчете недвижимых имений после покойного дворянина Евдокима Никитича Демидова, между оставшимися его наследниками, когда жена покойного, а мать прочих наследников, вдова Анна Федоровна Демидова, по силе подносимого вашим сият. Ее Императорскому Величеству и высочайше конфирмованнаго доклада, приияв к себе в участники одного из сыновей своих, избрала себе по желанию заводскую часть, называемую Дугнинскою2, то по покупке частей, от братьев своих Степана и Аммоса, оставшие двое заводские участники, Василий и Иван, получили себе в удел называемые Уфимские части, к которым, как то явствует именно в 7-мъ пункте раздельного расписания, удостоенного при докладе вашего сият. высочайшею конфирмациею, причислен и московский дом, состоящий на Москве реке. По поводу сему, будучи избраны посредниками от реченных наследников быть при окончательном в имениях их расчете, а паче по просьбе их, писали мы к его прев. г. ген.-майору Федору Ивановичу Иванову, жительствующему в означенном доме, чтоб он его для наследников очистил и отдал бы, со всеми к нему принадлежащими мебелями, прикащику их, мещевскому купцу Егору Высоцкому. На оное в ответствие одним из наследников, т.е. Васильем Евдокимовичем Демидовым, получено на сих днях письмо от помянутого их прикащика Высоцкого, в котором он уведомляет, что его прев. приказал ему ответствовать, что он дома не токмо в скором времени очистить не намерен, но, как видно из письма, предполагает в нем остаться 50 лет.

Право же свое к тому утверждает какими-то уверениями покойного Евдокима Никитича, который будто дал ему дозволение реченное число времени в том доме жить и перестраивать оный но соизволению его, на что будто его прев-ство и издержал собственных его денег слишком тысячу рублей. По известию сему старались мы с подробностию войти во все обстоятельства сего дела. Из отпусков писем, оставшихся в домовой конторе покойного, увидели мы, что хотя и было его намерение отдать тот дом ему, г. Иванову, на 50 лет, на что от крепостных дел и запись хотел покойник сделать, о чем и писано было к его прев-у от 16 декабря 1781 года, но после, по переменившимся в семействе его обстоятельствам, точно сказал ему в письме от 25 января 1782 году сими словами: «А чтоб мне отдать вам дом на 50 лет, того я никак не сделаю, а жить вы в нем можете по мою смерть верно, и на такой случай чего недостанет вам в доме моем какой-либо пристройки, самую легонькую можете и от себя сделать»; но еще ниже того между прочим изъясняет: «а сыновья мои в том как наследники, так я обидеть их не хочу». Но оставя сие доказательство, которое только для изъяснения точной воли покойного сюды приводится, требование его прев. легко само по себе опровергается, ибо нет у него обещанной покойным никакой от крепостных дел ни записи, ни контракта ни крепости; то и не имеет он никакого права владеть тем домом. Сверх сего, когда его прев. был полномочным поверенным, при разделе наследников, от стороны матери их, и подавал вашему сият. на разные статьи вышепомянутого раздельного расписания пространные свои объяснения, то, говоря о многих материях, а между прочим и о воле покойного по разным обстоятельствам, не сказал нигде ни слова, то помянутый дом, на предписанный ему срок отдан, которого бы, по такому длинному времени, в владении его быть долженствуемому и в общий раздел во все или по крайней мере с какими-либо условиями и полагать не можно было; но как он и сего тогда не сделал3, то и подает основательную причину наследникам опровергать несправедливое его какое бы то не было к тому дому притязание, ибо никаких крепостей не имел и не имеется. А потому, будучи мы убеждены просьбою нынешнего хозяина того дому, г. отставного л.-гв. прапорщика Василья Евдокимовича Демидова, которому он по разделу при одной из Уфимских частей достался, и по обязанности нашей в рассуждении нашего посредства представляем вашему сият. вышеизъясненные по сему случаю обстоятельства.

Приемлем смелость всепокорнейше просить, яко особу, высочайшею властию определенную к разделу оному между наследниками имения покойного, чтоб силою законов, доставлено было неукоснительное владение означенным домом его нынешнему вышеупомянутому хозяину.

Пребываем с глубочайшим высокопочитанием и истинною во всю нашу жизнь преданностию вашего сият., мил-го г-дря, всепокорнейшие слуги

Гаврил Державин, Никита Демидов.


1 С чернового подлинника, писанного рукой Державина.
2 См. № 331, прим. 1.
3 Здесь на полях приписано рукою другого посредника, Н.Н. Демидова, несколько строк, которых невозможно было вполне разобрать.


Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске

Екатерина Романовна Дашкова

Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.