Державин Гавриил Романович

 

319. От Каница. Казань, 31 августа 1780.(перевод с немецкого)

Достопочтеннейший друг. Вероятно, вы уже получили через адъютанта Чичагова мое последнее торопливое письмо1, потому что князь Платон Степанович, без сомнения, уже в Петербурге. Я на нынешней почте отправил к нему топографическое описание новопостроенной Казани вместе с видом этого города. Он особенно просил меня об этой работе, потому что г. директор Академии2 письменно выразил ему желанье иметь такое описание. Можно считать это топографическое сочиненьице второю тетрадью описания старой Казани. Поставляю себе за удовольствие, досточтимый друг, приложить для вас экземпляр; но принадлежащего к нему вида я перед отходом сегодняшней почты никак не успел приготовить. Обещаю прислать в самом скором времени для вас и для графа Строганова. Потрудитесь между тем передать графу приложенное здесь. Я и его просил о поддержке в моем деле, и уверен, что он, по своему благородному образу мыслей, ничего не упустит в этом случае. Вероятно, он даст вам прочитать мое письмо.

Для г. куратора Шувалова я также прилагаю описание вместе с видом Казани, который с трудом поспел. Вы будете так добры, великодушный друг, и передадите ему это, как скоро можно будет: положительно известно, что князь Платон Степанович на этот раз пробудет в Петербурге самое короткое время. Князь уверял меня, при своем отъезде из Казани, что он очень интересуется моим делом; что он для успешного окончания его приложит всевозможное старание и что теперь последнее к тому время. Все это говорил он мне со слезами на глазах.

Но вместе с тем он сказал мне, чтоб я непременно написал о том друзьям и покровителям моим, которые бы напомнили Александру Андреевичу3 и обер-камергеру Шувалову.

Друг, благородный друг, судьба даровала мне счастье иметь вас покровителем; какой случай воспользоваться теперь этим счастьем! но потому-то и велико мое доверие к вам.

Письмо к г. Безбородке написал я с позволения князя Платона Степановича; оно состоит только из нескольких строк. Спешите, добрейший благодетель, передать его Александру Андреевичу. Я с сегодняшнею почтой уведомил князя Платона Степановича, что просил вас доставить это письмо г. Безбородке.

Но скоро ли вы, добрейший друг, почтите меня ответом? Не откажите мне в том.

Позвольте мне, уважаемый друг, выразить еще одну задушевную мысль. Могло бы случиться, что при ваших объяснениях с лицами, интересующимися моим делом, возник бы вопрос, что было бы мне приятнее, — деньги или крестьяне? Может быть, сам Безбородко сделает этот вопрос; в таком случае я бы предпочел крестьян. Ведь я бы мог, если б понадобилось, перепродать их. Но все это, может статься, одна мечта. Только то верно, что я без волнения, спокойно ожидаю, что Господь Бог благоволит послать мне через Монархиню и моих друзей. Этот образ мыслей укрепляет мое усердие в труде. Вы удивитесь, когда услышите, что я в Казанской Истории уже довольно далеко подвинулся и именно дошел до 1508 года: Прощайте, почтеннейший друг. Живите и для моего счастья. С доверенностью и уважением остаюсь на всю жизнь ваш вернейший и благодарный слуга

Ю.Ф. Каниц.

Р.S. Оставляю пакет к г. куратору Шувалову незапечатанным, чтоб вы могли взглянуть на вид и прочесть письмо. Но убедительнейше прошу вас, запечатав своей печатью, отдать ему немедленно.

Р.S. Дайте мне знать с первой же почтой, получили ли вы этот пакет; также получил ли князь Платон Степанович посылку, отправляемую к нему за сегодняшним числом.


1 Коротенькое письмо от 20 августа, из которого видно только, что князь Мещерский неожиданно уехал в тот день из Казани.
2 С.Г. Домашнев.
3 Безбородке.


Портрет Г.Р. Державина (И. Смирновский)

Екатерина Яковлевна Державина

Г.Р. Державин (И. Пожалостин)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.