Державин Гавриил Романович

 

297. От Каница. Казань, 7 января 1779. (перевод с немецкого)

Достопочтенный друг. С живейшим удовольствием получил я ваше дорогое письмо от 20 декабря из Москвы. За хлопоты по моему делу не могу возблагодарить вас более, как сославшись на ваше собственное сознание. Когда вы говорили о моем деле с человечколюбивым Михайлом Матвеевичем и направили его наилучшим образом, не слышали ли вы, любезнейший друг, в глубине вашего сердца громкого голоса сладкого одобрения? Вот высшая награда за добрые дела, которую Бог вложил в душу честных людей; для малых душ — деньги, блеск своекорыстие. Если Бог приведет к успеху мое дело тем путем, который вы проложили ему, то явно будет, что вы в руке Божией орудие моего счастие. Пропажа похищенного письма несколько огорчила меня; однакож я скоро утешился, так как вы сами посоветовали мне написать новое к меценату Ивану Ивановичу. Я тотчас исполнил ваш совет и прилагаю свое послание. Оно совершенно такого же содержания, как утраченное, в котором было сказано все, что я в своих обстоятельствах по справедливости могу сказать. Знаю, что ваше чувствительное сердце не позволит вам замедлить доставлением его, потому что от этого многое в отношении к успеху зависит.

Вместе с тем повторяю мою просьбу насчет плана и описания Казани. Передайте мой труд этому добродетельному меценату, тем более, что он, может быть, еще никогда ничего не видел из моих работ. Такая передача покажет почтительное к нему внимание и будет ему тем более приятна, что так он один будет иметь мою работу в рукописи, тогда как если она, как вы говорите, появится в печати, то будет находиться в руках у всех. Я думаю, что эта передача, если даже посмотреть на нее со стороны, понравится и благоволящему Михаилу Матвеевичу. Может быть, вручение плана посодействует и скорому окончанию моего дела. Впрочем вполне предоставляю это дело вашей великодушной заботливости. Уверяю, что я во всю жизнь, когда ожидалось решение моей участи, не был так спокоен как теперь; может быть, это спокойствие проистекает из сознания, что участь моя в руках благородного друга.

Все письма, которые вы вложили в мое, доставлены мною исправно. Ваша матушка писала намедня с курьером; в следующий раз она будет писать через меня. Надеюсь, что вы уже получили три мои предыдущие письма, кроме того, может быть, которое я отправил с полковником Пейтлингом. Да наградит вас Бог, в Петербурге, веселым сердцем и да пошлет вам и вашей дорогой, любви достойной супруге, в этот и многие последующее годы, здоровье и счастье, да благословит вас наследниками, похожими на своего благородного и мудрого отца. — Между тем продолжаю в уединении свои труды и искренно могу вас уверить, что я с вашего отъезда из Казани не выходил из дому. В праздники посетили меня все значительные лица, какие только есть в Казани, и при этом случае многие спрашивали об вас и поручили вам кланяться.

— План написать Казанскую Историю подвигается; первые три главы набросаны; всех будет от 12 до 14-и. Если вы найдете полезным сказать что-нибудь об этом предприятии Ивану Ивановичу Шувалову, пусть будет по вашей воле.

— Не слыхали ль вы в Москве, правда ли, что там, по поручению этого мецената, составляют новый штат для университета и для казанских гимназий? Мне писали об этом. Жена моя кланяется вашей любезной супруге, которой я почтительно целую руку, и с совершеннейшим уважением остаюсь ваш верно-преданнейший слуга

Ю.Ф. Каниц.

Что ваша Мессиада? Жду ее.


Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге

Памятник Г.Р. Державину в Лаишево, Татарстан

Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.