Державин Гавриил Романович

 

289. От Ф.А. Державиной. Казань, 10 марта 1778.

Гаврила Романыч. Письмы от тебя получила, а именно: первое пущено 777 году ноября 29 дня, а получено того же году декабря 20 дня, второе пущено декабря 21 дня, а получено января 4 дня, третье 778 году пущено января 24, а получено марта 7 дня, в которых весьма обрадована была, что ты в добрым здоровьи, для того что долгое время от тебя писем не было, весьма о том печалилась и больна была; получа, была порадована и по силе принесла Богу благодарение, в которых ты во всех в тех пишешь ко мне побывать и я так, ждучи самого тебя, и писем тебе не писала, такоже и Данилу надобно бы в Москву посылать; только все тебя ожидала другой год, а ныне уже намерена посылать. Из Арзамасской деревни приходил мужик и сказывает то, что продавца Яхонтова дядя его родной на свою часть справил и отказал, и выбрал себе что не лучших, а нам оставил худых, и затем Данилу посылаю, чтоб просить о справке и о переделе, такожде и заехать в Арзамасскую деревню и собрать с них оброк за два года, и вы ежели будете в Москве и его тут застанете, то как можно ему способствуйте, в чем ему надобность будет, а ежели в Москве его еще не будет, то не можно ли тебе самому проехать на Арзамасскую деревню и рассмотреть крестьян, каковы на нашу половину оставлены, как бы не понести напрасной убыток, а привезены не сполна.

Еще же из Оренбургской деревни приезжали ко мне крестьяне и та же обида: нынешний год взяли с нас вдвое лекрута, прошлого году метали жеребей и досталось нам в третий год лекрута отдать, от тех товарищев отбили, ныньче опять метали и ныньче досталось на лето б нам отдавать лекрута, от тех товарищев отбили ж и принял было нас в складку Василий Иваныч Могутов, деньги взял и квитанцию дал, и на то на все не поглядели, присылали из губернской по три присылки и взяли насильством что не лутчаго крестьянина и отдали в лекруты. И так все хлопоты и печали и я уже с печали весьма нездорова и не знаю как быть; Анна Дмитревна еще указ выправила о переделе и с тою, слава Богу, разделались и переделили, опять ей те же достались, которые у нея были, и так мне хлопоты надоели домашния и приказныя и всякие нужды до меня доходят, а я уже становлюсь весьма не здорова, а тебя не могу дождаться, хотя бы не на долго побывал и, весьма сумневаюсь, что пишешь быть, а долго нет. Григорью Миронычу, как письмо получила, то и послала тот же час, да еще же достался на нашу половину из Арзамасских крестьян дворовой человек Феклист Николаев с женою и с сыном, которой живет у продавца Яхонтова, то о высылке его, в тое деревню к нему отпиши, или к себе возьми, да приходит ко мне неоднократно Самарской купец и просит меня, яко бы ты занял у него 100 руб. денег. Ежели ты сам не будешь, то отпиши ко мне, и коли взял деньги, то пришли, иного до тебя сим временем писать не имею, токмо остаюсь мать твоя Фекла Державина, посылая к тебе, буди над тобою Божия милость и мое благословение.

(На обертке письма надпись:) Прошу пожаловать отдать сие письмо в Санктпетербург, в Сенате, сыну моему Гавриле Романовичу Державину.


1 Фекла Андреевна, рожденная Козлова, мать Державина, вдова с 1754, ум. 1784 г., жила зимой в Казани, а летние месяцы проводила в одном из родовых его имений: Сокуры, Бутыри и Кармачи; они лежали верстах в 40 — 35 от губернского города. В письмах матери Державина только подпись — ея руки; все остальное писано, конечно по ее диктовке, кем-то другим со многими ошибками, из которых, по соблюдаемому нами общему правилу, в печати удержаны только те, которые обнаруживаются и в произношении. Знаки препинания подправлены нами лишь насколько нужно было для удобопонятности содержания. Из подписи Державиной видно, что грамотность только в слабой степени была ее уделом; тем не менее, она, по словам Державина, понимала цену образования и заботилась о воспитании детей своих.


Дарья Алексеевна Державина

Портрет Г.Р. Державина

Башня Сююмбике - исторический символ Казани




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.